Кот Заболелходит Оретничего Не Естиз Глаз Текут Слезыобработали От Глисталегкий Как Пушинкачто С Ним Может Быть?

Узбекские сказки

Узбеки (самоназвание), сарты (устаревшее русское название)— тюркоязычный народ. Являются основным и коренным населением Узбекистана. Самая многочисленная нация в Центральной Азии. Говорят на узбекском языке тюркской группы алтайской семьи. Распространены также русский и таджикский языки. Письменность на основе русской графики.

Вероисповедание — преимущественно мусульмане-сунниты.

Более 48 % населения Узбекистана проживает в сельской местности и занято преимущественно земледелием. Узбеки традиционно занимались ремёслами и торговлей. Традиционными занятиями в оазисах было ирригационное земледелие. В земледелии достигшая высокого уровня техника сочетается с примитивными орудиями и архаической ирригацией. Выращивались зерновые культуры (ячмень, пшеница, сорго, рис, кукуруза, просо), бобовые, различные овощи. Было развито бахчеводство, садоводство, производство технических культур.

Однажды Алдар Куса возвращался домой из далёкого путешествия. — Когда Алдар Куса был уже близко от родного кишлака, одной пулей он застрелил четырёх зайцев и сварил себе похлёбку. Плотно поужинав, он лёг на спину и стал смотреть на небо. Вдруг послышался конский топот и человеческие голоса. Алдар.

Рассказывают, что в старые времена злые духи-дивы часто прилетали из пустыни в бухарские селения, поедали скот, похищали людей. Не стало у людей больше сил терпеть. Пошли они к Алдару Кусе и сказали ему: — Эй, друг! Всем известна твоя храбрость. Освободи нас от ига дивов! Нет нам жизни от них. — Хорошо.

Ехал один купец с караваном и хвастался своим спутникам: — Конечно, Алдар Куса может всех обмануть, но только не меня. Алдар Куса умеет обманывать только глупцов. Вдруг смотрит, а навстречу идёт по дороге Алдар Куса. — Здравствуйте, — говорит Алдар Куса, — доброго пути вам желаю. А купец ещё больше.

В далёкие времена, когда визирем был когтистый тигр, а ясаулом зубастый волк, однажды в суровую зиму на улицах Бухары затрубили трубы, забили барабаны. Глашатаи кричали: — Имеющие уши да не говорят, что не слышали. Великий падишах объявляет: кто из подданных голый проведёт на крыше дворца сегодняшнюю.

Однажды шел Ходжа Насреддин по базару и встретил своего земляка. Тот чуть не плакал. Насреддин подошел к нему с вопросом, отчего он так печален. И тогда бедняга рассказал Ходже, что нанялся работать к богатому купцу. Трудился у него честно и усердно, а когда пришла пора расплачиваться за работу, хозяин.

Едва у дедушкиной кобылицы Лали появлялся на свет жеребенок, как в ту же ночь он исчезал. Так пропали жеребята «Золотой конь» и «Серебряный конь». Когда должен был появиться жеребенок «Вороной конь», дедушка позвал своего внука Бадала и сказал ему: — Иди в конюшню и карауль всю ночь. Чтобы не заснуть.

В давние времена жила бедная вдова. Была она уже преклонных лет, а три сына её — Ярмат, Шарип и Алдар — только подросли и ещё никакому ремеслу не обучились. Трудно приходилось старушке. Порой дома даже и куска хлеба нельзя было найти, хотя она от восхода и до захода солнца пряла пряжу и продавала её.

Было ли то не было, только недалеко от Заамина жил один бай. Работал у него молодой батрак. Однажды бай из-за пустяка изругал батрака. Тот обиделся и ушёл от хозяина. Бай не отдал батраку заработанных денег. Тогда он пошёл к казию (судье). — Ты что? С жалобой? — спросил казий. — Жалоба-то у меня.

Давно-давно жил один старик-охотник со своей женой-старушкой. Однажды поставил старик силок и сел караулить. Смотрит — в силок попал большой аист. Подбежал старик и стал вытаскивать аиста. Вдруг аист заговорил человечьим голосом: — Отпусти меня, старик. Я у аистов вожак. Отпусти меня — дам тебе все, .

Было ли, не было, сыто ли, голодно, когда волк был визирем, лис — караульщиком, ворон — знахарем, а воробей — ябедником, жил уважаемый всеми человек. Не было у него сына. День и ночь горевал он: плохо пил, плохо ел, ещё хуже спал. Много лет прошло и, наконец, жена родила ему сына, да такого красавчика.

В давние времена царь Искандер Двурогий завоевал весь мир. Но вот в одном из походов одолели его тяжкие раны, и он почувствовал приближение смерти. Призвал тогда Искандер самых искусных врачевателей и сказал: — Пришел мой смертный час. Но я не хочу умирать. Я хочу жить и царствовать вечно в завоеванных.

В давно минувшие времена жила на свете девушка. Звали ее Цветок Розы. Однажды Цветок Розы собирала в поле тюльпаны. Вот идет и идет она по полю и вдруг видит — место совсем незнакомое. Посреди поля роща, а за деревьями виднеется замок, окруженный высокой стеной. Подошла Цветок Розы поближе. Смотрит.

Было или не было, жили водном городе девять лодырей и один Проворный. Девять лодырей имели дома у самого базара, А Проворный жил на самой окраине города. И лодыри , и Проворный делали арбы. Ленивы были лодыри и за целый день с трудом изготовляли всего одну арбу. А Проворный в течении дня делал девять.

Слава о мудрости и учёности Апанди широко разнеслась по свету. Вышло тогда падишахское повеление — жить Насреддину Апанди при дворе. Падишах не отпускал Апанди от себя ни на шаг. Однажды падишах устроил большую охоту. Придворные вельможи поспешили разобрать в дворцовой конюшне всех быстроногих коней. Когда.

Сказкам-былям счету нет, жили-были много лет, далеко, совсем в глуши, где густые камыши, где водились звери, птицы, сизокрылые синицы, и красавец с крепким клювом, красноперый кыргаул*. Серый волк-бакаул**, ханской кухней ведал он, а лисица-ясаул на посылках бегала; ворона-вещунья, знахарка-колдунья.

Когда-то в далекие времена правил одной страной жестокий шах. Вздумалось ему как-то вынести решение: «У кого в доме умрет человек, хозяин должен нести тело умершего по крышам, с крыши на крышу до самого кладбища. А если кто ослушается и сделает не так, будет казнен». В той стране жил старый-престарый .

У одного человека было трое сыновей. Перед смертью позвал он к себе старшего сына и спросил у него: — Когда я умру, будешь ли ты три ночи сторожить мою могилу? — Нет, отец, не буду,- ответил старший сын. Тогда призвал умирающий к себе среднего сына. — Когда я умру, будешь ли ты три ночи сторожить мою .

Было или не было, в давние времена жил-был шах по имени Султан. Была у него дочь красоты несравненной, скромная, умная, ученая. Если кто на нее хоть раз взглянет, только о том и думать будет, как бы еще раз на нее взглянуть. Звали ее Камархон. Не было человека, который мог бы так ловко, как шахская дочь, .

В незапамятные времена в одном древнем государстве был прекрасный город. Никакие злые враги не осмеливались нападать на него, а если кто-нибудь нападал, то получал такой отпор, что у него навсегда отпадала охота воевать. В стране дарили мир и спокойствие, и поэтому народ дал своей столице название-город .

Жил в давние времена необыкновенной силы человек по имени Клыч-батыр. Однажды узнал он, что живет на свете красавица Ак-Биляк, и отправился искать ее по свету. Клыч-батыру попался навстречу прохожий. — Эй, друг, далеко ли собрался?—спросил он у — Ищу я по свету красавицу Ак-Биляк — ответил Клыч-батыр—А .

Давным-давно, никто не знает когда, жил-был в Маргелане шах. У него было три сына и одна дочь. Ни у кого не было таких пышных и густых волос, как у царевны. Заплетала она их во много-много косичек, вот почему и прозвали её ласково Хазор-гейсу — царевна Тысяча косичек. Шах очень любил свою дочь, а на.

В древние времена жил-был один бай. У этого бая было много работников и батраков-издольщиков. Батраки-издольщики трудились на байской земле круглый год, три четверти урожая отдавали баю, а четвертую долю оставляли себе на пропитание. Один из батраков-издольщиков по имени Хасан жил очень бедно. Детей .

В давние времена Бухарой правил один жестокий шах. А у шаха была дочь. Девушку звали Мехри, что значит «отзывчивая», а прозвали ее «Нигяр» – красавица. И в самом деле она была такая красивая, что перед сиянием ее лица тускнел свет луны. И насколько Мехри-Нигяр была красивая, настолько же была сильная .

Алдар Куса поселился в кишлаке Ширин и стал там сапожничать. Сидит как-то он в тенистом месте и прибивает подметку. Смотрит все ширинские баи на арбах куда-то едут. — Эй, почтенные баи, куда собрались?- окликнул их Алдар Куса. — Едем в паломничество к священным местам в Бого-уддин,- говорят баи,-.

В давние времена жил на берегу моря старик-рыбак со своим единственным сыном. Были они очень бедные. Всего добра было у них — старая лодка да невод. Молодой рыбак отцу помогал и целыми днями песни пел. Однажды закинул старик в море невод. Вытащил его и видит — бьется в неводе рыба, извивается. Рыба не .

Был когда-то в городе Бухаре царь по имени Хондархон. Сам он городом не правил, а доверил это дело своим визирям. Главным из них был визирь Касым, который отличался невероятной жестокостью, за что народ дал ему прозвище Палач. Но царь во всем доверял этому визирю, слушал его советы и делал все, что он .

Было это или не было — жил когда-то в Хорезме знаменитый рассказчик Сейфутдин, по прозвищу Красноречивый. Слава о нём, подобно многоводной реке, текла из одной страны в другую, и многие люди приезжали в Хорезм издалека, чтобы насладиться мёдом его беседы и напиться из источника его красноречия. И вот.

Было ли то или не было, но рассказывают, что в стародавние времена ширинские и вабкентские муллы дружили и уважали друг друга. Ширинцы каждодневно ездили в гости в Вабкент и ели плов вабкентцев, а вабкентцы каждодневно ездили в Ширин и ели плов ширинцев. Вабкентские муллы женили своих сыновей на дочерях.

Жили не голодны, не сыты старик со старухой в давние времена, когда волк был баковулом, лиса — ясаулом, ворон — музыкантом, воробей — доносчиком, черепаха — весовщиком, кабан — мясником, а лягушка была должна кучу денег. Старик и старуха жили бедно. Был у них дворик, во дворике стояла жалкая мазанка, .

Жил на свете бедный продавец хвороста. Он только и занимался тем, что целыми днями бродил по степи и приречным зарослям и собирал хворост, а к вечеру шел на базар и продавал его за три теньги. На эти деньги бедняк покупал хлеба. И так удавалось ему кормить жену и единственного сына. Вставал продавец.

Как-то ползла черепаха по своим черепашьим делам. В дороге увязался за ней скорпион. Поневоле черепахе пришлось ползти с ним вместе. Что касается черепахи, то она была необыкновенно умна и проницательна, так как в частых путешествиях приобрела большой опыт. И вдруг дорогу путникам пересекла широкая.

Жил когда-то в древние времена за кишлаком Чаральзар рыбак по имени Хаким с женой и сыном. Вблизи лачуги, в которой они ютились, протекала большая река. Каждый день утром старик уходил ловить рыбу. Пойманной рыбы ему еле хватало, чтобы прокормить себя и свою семью. Хаким был очень беден, и поэтому ни .

Было так или не было, только говорят, что жил когда-то шах. Не было у него детей. Однажды, когда сидел он и горевал, подошел к нему старший визирь и спрашивает: — О всесильный шах, о чем вы печалитесь? Богатства у вас много — о чем же вам горевать? Шах и говорит: — Хоть я и шах, хоть много у меня богатства, .

Жил когда-то бедняк крестьянин. Был у него маленький клочок земли. День и ночь, не зная отдыха, трудился он на этом клочке. Однажды, когда пришла весна, бедняк на чал пахать землю. Смотрит – по небу летит белый аист. Подлетел аист к вспаханному полю, закричал и вдруг камнем упал на землю Подбежал бедняк .

Давным-давно жил один человек, не богатый не бедный. У него было три сына. Все трое красивые, подобно месяцу, грамоте обучались, уму-разуму набирались, с плохими людьми не знались. Старшему Тонгуч-батыру был двадцать один год, среднему Ортанча-батыру — восемнадцать лет, а младшему Кенджа-батыру — шестнадцать. Однажды.

В старые времена решил уратюбинский бек поселить людей на границе, чтобы они охраняли его бекство. «Коканд хочет идти на нас войной, нужно оградить страну, — объявил бек народу. — От каждого из сорока домов пусть пойдёт один здоровый воин с семьёй». Стали седобородые старейшины селения Ахтунан советоваться: -.

Жил один зайчонок, звали его Упрямец. Он никогда никого не слушался, все делал по-своему. И вот что из этого вышло. Упрямец любил кататься верхом, и заяц-отец купил ему смирную ишачиху с маленьким ишачонком. Сел Упрямец на свою ишачиху и отправился в гости к тетке. А для того, чтобы попасть к ней, нужно.

Было или не было, но давным-давно, когда звери и птицы умели разговаривать, а розы были заколдованными девушками, жил в далекой стране бедняк. Был у бедняка сын Фархад. Стал бедняк стар, почувствовал он приближение смерти,, позвал сына и говорит: — Нет у нас ни золота, ни серебра, ничего не оставляю.

Было или не было, но давным-давно великим и могущественным государством Чин правил шах. Был у него любимый визирь мудрейший из мудрых У-Чан-Сан. Шах и визирь были бездетными, что их очень огорчало и печалило. Однажды шах и визирь узнали, что их жены готовятся стать матерями. Ю-Сан-Чан и У-Чан-Сан отправились .

В давние времена жили старик со старухой. Не было у них ни сына, ни дочери, а была только пушистая кошка. Старик и старуха взяли к себе кошку, когда она была, еще слепым котенком. Кошка выросла, шерсть у нее стала пушистой и красивой. Но одно плохо, много вреда она своим воровством причиняла и соседям.

Давным-давно, в старые времена, жил жестокий шах, у него была дочь. Звали ее Хуснобод. Девушка была красоты необычайной; назвал бы ее месяцем, да у нее лицо есть, назвал бы ее солнцем, да у нее глаза есть. Перед блеском ее красоты даже полная луна казалась тусклой. Из многих стран приходили ее сватать, .

Пошел однажды Алдар Куса на охоту. Ходил он, ходил, бродил он, бродил, обошел и степь, и тугаи, и камыши, устал, умаялся, но ничего так подстрелить и не смог. Только хотел он пойти домой, вдруг смотрит — летят гуси. Не стал мешкать Алдар Куса, прицелился из лука и пустил стрелу. Меткий был стрелок.

В старые времена жил в одном кишлаке юноша. Звали его Тугры. Кроме лошади, у него ничего не было. Поискал он работу в одном, в другом кишлаке, не нашел. Тогда сел он на лошадь и поехал в дальнюю сторону — искать счастья. Ехал Тугры, ехал — встретил пешего путника. Разговорились. Тугры спросил путника, .

Узбекские сказки: про Аистов, про Ларец, про Мальчиков, про Салтанов, про Старцев, про Султанов.

Абрикос, виноград, дыня вместе с зерновыми имели очень большое значение в ежедневном питании населения, употреблялись как в свежем, так и в сушеном, вяленом виде. Курага и изюм традиционно экспортировались в Сибирь и Россию. Значимой товарной культурой был хлопчатник. Товарной отраслью было и шелководство, которым занимались в основном женщины. Земледельческие работы выполнялись преимущественно мужчинами. Женщины участвовали в сборе фруктов, хлопка, винограда, тутовых ягод, дынь.

Скотоводство в оазисах имело только потребительское значение. Держали рабочий и транспортный скот. Но в предгорной и степной зонах скотоводство было основным занятием у полукочевых узбеков. Овцеводство и частично коневодство имели товарное значение. Верблюды использовались для караванов. Выпас скота считался мужским делом, а женским делом было ведение молочного хозяйства, обработка шерсти, шкур, изготовление изделий из них. Изготовлялись кошмы, паласы, ковры, торбы, попоны, переметные сумы, скатерти и многое другое.

В городах и крупных торгово-ремесленных селениях были представлены разнообразные виды ремесла (кузнечное, ткацкое, гончарное, ювелирное, кожевенное, мыловаренное, кондитерское, хлебопекарное и др.), а в небольших селениях лишь отдельные виды. В семьях ремесленников женщины помогали мужьям, выполняя отдельные операции, подготовляя полуфабрикаты. Были распространены и женские промыслы (прядение, шитьё одежды, вышивание, ковроткачество и др.).

На формирование особенностей быта узбеков оказали глубокое воздействие общинные традиции — выработанные веками навыки организации коллективных работ, твёрдые правила земле- и водопользования. В городах и крупных торгово-ремесленных селениях сложились квартальные общины и объединения ремесленников по профессиям. Члены общины были связаны между собой не только соседством, но и родственными узами. У полукочевых узбеков, сохранявших родо-племенное деление, община внешне имела форму родовой. Отношения в семье строились на подчинении младших старшим, на авторитете главы семьи (обычно отца) и его жены. Были характерны бесправие и затворничество женщин, особенно среди оседлых узбеков. Однако в урегулировании внутренней жизни семьи и квартальной общины, особенно в проведении обрядов жизненного цикла, отдельные женщины (жена, вдова главы семьи или духовного лица, или женщина, выделяющаяся особыми способностями) играли видную роль и пользовались авторитетом.

Господствующей формой современной семьи является малая семья, состоящая из родителей и детей. Однако сыновья после женитьбы стремятся поселиться вблизи отцовского дома, чтобы постоянно помогать друг другу и родителям, с которыми остаётся обычно младший сын. Хорошо налаженные широкие родственные связи каждая семья по-прежнему считает своим достоянием и поэтому уделяет большое внимание воспитанию родственных чувств у детей. Сохраняется и традиция жить в тесном общении по месту жительства, вне зависимости от родства [кишлак, в крупных селениях и городах — квартал (махалля)]. Эта традиция превратилась в одну из черт национальной культуры узбеков, их характера и психологии. Поэтому в каждой семье придаётся большое значение общественному мнению.

В жилищном строительстве используются, особенно в сёлах, черты традиционного строительного искусства: сейсмостойкий деревянный каркас, крытая терраса, ниши в стенах домов для постельных принадлежностей, посуды и другой утвари.

Мужская и женская одежда узбеков состояла из рубахи, штанов с широким шагом и халата (стёганого на вате или просто на подкладке). Халат подпоясывали кушаком (или сложенным платком) или носили свободным. С конца XIX — начала XX вв. распространилась верхняя одежда в талию — камзол. Головные уборы у мужчин — тюбетейки, войлочные колпаки, чалмы, меховые шапки, у женщин — платки. Выходя из дому, женщины (в городах) набрасывали на голову накидку — паранджу, закрывали лицо сеткой из конского волоса — чачваном. Девушки и женщины до рождения первого ребёнка заплетали волосы в мелкие косички (до 40), остальные женщины — в две косы. Традиционная обувь — кожаные сапожки на мягкой подошве, на которые надевались кожаные, позднее — резиновые калоши.

В одежде узбеков ныне можно проследить все стадии развития её форм за последнее столетие — от глубоко традиционной, состоящей из рубахи и халата свободного туникообразного покроя (без шва на плечах) и штанов с широким шагом, до костюма современных европейских модных фасонов. Наряду с распространением европейских стандартов прослеживается и другой процесс — стирание локальных различий и сложение общенациональных форм (например, мужской прямоспинный халат и чёрная тюбетейка с белым узором, женское платье на короткой кокетке, со сборами на груди и спине, отложным воротником, нередко сочетающееся с шароварами). Давно вышли из употребления паранджа и чачван. Ныне основной головной убор женщин — платок.

Пища узбеков состоит из растительных, молочных и мясных продуктов. Важное место в питании занимает хлеб, выпекаемый из пшеничной муки в виде лепёшек. Распространены и готовые хлебные изделия. Ассортимент блюд отличается разнообразием. Такие кушанья, как лапша, супы и каши из риса и бобовых, приправляют растительным или коровьим маслом, квашеным молоком, красным перцем и различными травами. Излюбленное блюдо — плов. Большое место в питании занимают овощи, фрукты, виноград, арбузы, дыни. Главный напиток — чай, чаще зелёный. Национальный колорит сохраняют посуда и застольный этикет.

Семейные обряды сохраняют национальную специфику. Однако многие из них потеряли своё былое магическое значение и совершаются ныне лишь с развлекательной целью или вовсе исчезли и на их месте возникли и закрепились новые (например, ежегодное празднование дня рождения, торжественная регистрация брака и др.). Высокого развития достигли традиционные виды народного искусства (вышивка, гончарство, чеканка и гравировка медной посуды, резьба и роспись по дереву и ганчу, резьба по камню и др.), сохранившие свою самобытность в отдельных историко-культурных областях (Хорезм, Фергана и др.). Процветает устное народное творчество (эпос, дастаны, разнообразные песни и сказки). Популярны народные театр и цирк — выступления острословов, кукольников, канатоходцев. Развивается профессиональная культура.

В давние времена жила бедная вдова. Была она уже преклонных лет, а три сына её — Ярмат, Шарип и Алдар — только подросли и ещё никакому ремеслу не обучились. Трудно приходилось старушке. Порой дома даже и куска хлеба нельзя было найти, хотя она от восхода и до захода солнца пряла пряжу и продавала её.

Кот Заболелходит Оретничего Не Естиз Глаз Текут Слезыобработали От Глисталегкий Как Пушинкачто С Ним Может Быть?

Отвернувшийся от мира..

— Здравствуйте. Вы за компьютером?
Почему-то решаю ответить:
— Ага.
— Замечательно. Знаете, я сегодня шёл с работы и видел выкинутого кем-то котёнка
— Поздравляю.
— И вы знаете, он сидел в картонной коробке, прячась от дождя
— Вы приватом не ошиблись?
— О, нет, что вы. Можно дорассказать?
Мне интересно. Просто интересно.
— Валяй.
— Так вот, он сидел в коробке, а коробка валялась на боку. И котёнок сидел спиной к миру.
— Чего?
— Он сидел мордочкой к дну коробки.
— Дно это же снизу?
— Я же сказал, коробка лежала на боку.
Как-то глупо но почему-то интересно.
— И что?
— Он был очень маленьким, максимум месяца полтора от роду.
— К чему вы клоните?
— Вы как тот котёнок.
Гм. Ну, надо же.
— Всмысле, волосатый?
— Ха-ха. Нет, в смысле, вы сидите спиной к огромному миру.
— Чего?
— Вас, как того котёнка выбросили в огромный реальный мир из тепла и удобства. Вы нашли себе картонную коробку, сели в ней и повернулись спиной к миру
— Можно вопрос?
— Конечно.
— Вы дурак или прикалываетесь.
— Ай-яй-яй, зачем вы так?
— А зачем вы бред несёте?
— Это не бред. Я не прав, по вашему?
— По-моему нет.
— Скажите, как давно вы видели дождь?
— Чего?
— Дождь.
— Что дождь?
— Когда в последний раз вы видели, чтобы на улице шёл дождь?
— В начале месяца видел а что?
— Вы не обратили внимания на то, что я говорил? Что я видел вчера бездомного котёнка, который прятался от дождя?
— Не понимаю.
— Уже неделю как на улице сутками льёт.
Поражаюсь.
Сижу и смотрю в окно. А там действительно дождь. Неужто я даже стука капель о подоконник не слышал?
Невероятно. Не знаю, что написать.
— Вы его даже не замечали, верно?
— Кто вы?
— Выйдите на улицу.
— Зачем?
— Как давно вы в последний раз гуляли под дождём? Просто гуляли, а не угрюмо шли под прикрытием зонта?
— Кто вы?
— Повернитесь лицом к миру. Картонные коробки имеют тенденцию со временем размокать и рваться.
— КТО ВЫ?
Голос сообщает, что игрок не может принять моё сообщение.
Загружаю его инфу.
Она девственно чиста.

Рекомендуем прочесть:  Состав Слюны Кота

В конце концов, какого чёрта?!
Отхожу от окна, начинаю натягивать куртку.
Выхожу из подъезда.
Выхожу из своей «картонной коробки» в мир.
А там дождь. Чистый, уже летний, дождь.
Тёплый и ласковый.
Там дети, играющие под летним дождём.
Чёрт возьми, ведь уже лето наступило а ведь совсем недавно встречали Новый Год.
Помнится, я тогда получил от древних
К чёрту это всё!
Я выхожу из-под козырька подъезда и иду, подставляя лицо дождевым каплям.
И это здорово.

Дождь. Летний и тёплый.
Котёнок сидит, в лежащей на боку, картонной коробке и смотрит на её дно.
Вдруг он ощущает за своей спиной какое-то движение.
Котёнок поворачивается и видит улыбающееся лицо.
— Привет, — говорит лицо, — Ты чей?
Котёнок говорит в ответ:
— Мяу?
— Ты ничейный что ли?
— Мяу
— А хочешь быть моим, если мама разрешит?
— Мяу?
Запихиваю котика к себе в куртку и иду к своему дому, бережно придерживая свою ношу снаружи.
Только мордочка котёнка торчит наружу. Он прижимает уши к голове, чтобы в них не попала вода.
И смотрит
На мир, от которого отворачивался.

Как правильно добавить глобальную структуру в MFC

#ifndef GLOBALS_H
#define GLOBALS_H
struct some_struct
<
int one;
int two;
int three;
>;
class CGlobals
<
public:
static some_struct instanceOfStruct;

// friend class some_class;
#endif
extern CGlobals globals;

#ifndef GLOBALS_H
#define GLOBALS_H
struct some_struct
<
int one;
int two;
int three;
>;
class CGlobals
<
public:
static some_struct instanceOfStruct;

Сказки Ганса Христиана Андерсена

Датский писатель Ганс Христиан Андерсен является автором всемирно известных сказок, которые любят читать не только дети, но и взрослые. Автором созданы не только волшебные сказки, но также из-под его пера вышли в свет романы, путевые заметки и стихи. Его вклад в мировую литературу сложно переоценить, т.к. каждое произведение раскрывает перед читателем внутренний мир сказочника, сотканный из добра и веры в мечту.

На крыше самого крайнего домика в одном маленьком городке приютилось гнездо аиста. В нем сидела мамаша с четырьмя птенцами, которые высовывали из гнезда свои маленькие черные клювы, — они у них еще не успели покраснеть. Неподалеку от гнезда, на самом коньке крыши, стоял, вытянувшись в струнку и поджав .

Мастер был крестный рассказывать. Сколько он знал разных историй — длинных, интересных! Умел он также вырезывать картинки и даже сам отлично рисовал их. Перед Рождеством он обыкновенно доставал чистую тетрадку и начинал наклеивать в нее картинки, вырезанные из книжек и газет; если же их не хватало для.

Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути ангел с ребенком набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле. Бог прижимает .

Анне Лисбет была красавица, просто кровь с молоком, молодая, веселая. Зубы сверкали ослепительною белизной, глаза так и горели; легка была она в танцах, еще легче в жизни! Что же вышло из этого? Дрянной мальчишка! Да, некрасив-то он был, некрасив! Его и отдали на воспитание жене землекопа, а сама Анне.

Бабушка такая старенькая, лицо все в морщинах, волосы белые-белые, но глаза что твои звезды — такие светлые, красивые и ласковые! И каких только чудных историй не знает она! А платье на ней из толстой шелковой материи крупными цветами — так и шуршит! Бабушка много-много чего знает; она живет ведь на.

Жил-был воздухоплаватель. Ему не повезло, шар его лопнул, и сам он упал и разбился. Сына же своего он за несколько минут перед тем спустил на парашюте, и это было счастьем для мальчика – он достиг земли целым и невредимым. В нем были все задатки, чтобы сделаться таким же воздухоплавателем, как отец, .

Жил-был человек; он когда-то знал много-много новых сказок, но теперь запас их — по словам его — истощился. Сказка, которая является сама собою, не приходила больше и не стучалась к нему в двери. Почему? По правде-то сказать, он сам несколько лет не вспоминал о ней и не поджидал ее к себе в гости. Да.

Жила-была одна маленькая морская рыбка из хорошей семьи; Имени ее не упомню; это пусть скажут тебе ученые. Было у рыбки тысяча восемьсот сестриц-ровесниц; ни отца, ни матери они не знали, и им с самого рождения пришлось промышлять о себе самим, плавать, как знают, а плавать было так весело! Воды для.

Во Флоренции неподалеку от пьяцца дель Грандукка есть переулочек под названием, если не запамятовал, Порта-Росса. Там перед овощным ларьком стоит бронзовый кабан отличной работы. Из пасти струится свежая, чистая вода. А сам он от старости позеленел дочерна, только морда блестит, как полированная. Это.

Один маленький мальчик раз простудился. Где он промочил ноги, никто не мог взять в толк — погода стояла совсем сухая. Мать раздела его, уложила в постель и велела принести чайник, чтобы заварить бузинного чаю — отличное потогонное! В эту минуту в комнату вошел славный, веселый старичок, живший в верхнем .

В узком, кривом переулке, в ряду других жалких домишек, стоял узенький, высокий дом, наполовину каменный, наполовину деревянный, готовый расползтись со всех концов. Жили в нем бедные люди; особенно бедная, убогая обстановка была в каморке, ютившейся под самою крышей. За окном каморки висела старая клетка, .

Самый торжественный, великий день в жизни человека — день его кончины, священный день великого перерождения. А думали ли вы когда-нибудь серьезно, как следует, об этом важнейшем, неминуемом, последнем дне нашей жизни? Жил на земле строго верующий человек, «борец за букву закона», как его называли, ревностный.

Папаша с мамашей и все братья и сестры уехали в театр; дома остались Аня да ее крестный. – Мы тоже устроим себе театр! – сказал он. – Сейчас же начнем представление. – Да ведь у нас нет театра! – возразила Аня. – Нет и актеров! Моя старая кукла не годится, она стала такая гадкая, а новую нельзя взять .

Близ Зеландского берега, напротив Гольстейнского замка, лежали когда-то два лесистых островка — Вэн и Глэн — с селами и поселками. Они и от твердого берега лежали недалеко, и друг от друга тоже. Но вот один островок исчез. Ночью разразилась страшная буря, море поднялось так высоко, как и не запомнили.

Отец оставил мне лучшее наследство — свои веселый нрав. А кто был мой отец? Ну, это к делу не относится! Довольно сказать, что он был живой весельчак, кругл и толст — словом, и душа и тело его были в разладе с его должностью. Да какую же он занимал должность, какое положение в обществе? Э, в том-то и.

Пронесется ветер над травой, и по ней пробежит зыбь, как по воде; пронесется над нивою, и она взволнуется, как море. Так танцует ветер. А послушай его рассказы! Он поет их, и голос его звучит по-разному: в лесу — так, в слуховых окнах, щелях и трещинах стен — иначе. Видишь, как он гонит по небу облака, .

На холме горделиво возвышалась мельница; она таки и была горденька. – И вовсе я не горда! – говорила она. – Но я очень просвещена и снаружи и внутри. Солнце и месяц к моим услугам и для внутреннего и для наружного употребления; кроме того, у меня есть в запасе стеариновые свечи, лампы с ворванью и сальные .

Юркие ящерицы так и сновали по растрескавшейся коре старого дерева. Они прекрасно понимали друг дружку — ведь разговор-то они вели по-ящеричьи. — Нет, вы только послушайте, как гремит и гудит внутри волшебного холма, — сказала одна ящерица. — Из-за их возни я вторую ночь глаз не смыкаю. Уж лучше бы зубы .

Жил-был щеголь; у него только и было за душой, что сапожная подставка, гребенка, да еще чудеснейший щегольской воротничок. Вот о воротничке-то и пойдет речь. Воротничок уже довольно пожил на свете и стал подумывать о женитьбе. Случилось ему раз попасть в стирку вместе с чулочною подвязкой. — Ах! — сказал .

Тому минуло уж больше ста лет. За лесом у большого озера стояла старая барская усадьба; кругом шли глубокие рвы с водой, поросшие осокой и тростником. Возле мостика, перекинутого через ров перед главными воротами, росла старая ива, склонявшаяся ветвями к тростнику. С дороги послышались звуки рогов и .

Хорошо было за городом! Стояло лето. На полях уже золотилась рожь, овес зеленел, сено было смётано в стога; по зеленому лугу расхаживал длинноногий аист и болтал по-египетски — этому языку он выучился у своей матери. За полями и лугами темнел большой лес, а в лесу прятались глубокие синие озера. Да, .

Была в одной деревне старая усадьба, а у старика, владельца ее, было два сына, да таких умных, что и вполовину было бы хорошо. Они собирались посвататься к королевне; это было можно, — она сама объявила, что выберет себе в мужья человека, который лучше всех сумеет постоять за себя в разговоре. Оба брата .

Часто, после грозы видишь, что гречиха в поле опалена дочерна, будто по ней пробежал огонь; крестьяне в таких случаях говорят: «Это ее опалило молнией!» Но почему? А вот что я слышал от воробья, которому рассказывала об этом старая ива, растущая возле гречишного поля, — дерево такое большое, почтенное .

На одном из датских островов, где среди хлебных полей лежат полукругами камни, обозначающие места древних тингов (Тинг – вече. – Примеч. перев. ), а в лесах зеленеют мощные буки, есть городок; застроен он низенькими домишками, крытыми красной черепицей. В одном из домиков на очаге пылали уголья и стряпалось .

Видали вы когда—нибудь девицу, то есть то, что известно под именем девица у мостовщиков — инструмент для утрамбовывания мостовой? Девица вся деревянная, шире книзу, охвачена в подоле железными обручами, кверху же суживается, и сквозь талию у нее продета палка — концы ее изображают руки девицы. На одном .

Mороз так и трещал; вызвездило; воздух словно застыл. «Бумc!» – о двери разбился горшок. «Паф!» – выстрел приветствовал Новый год. Это было в ночь под Новый год, и часы как раз пробили двенадцать. «Тра-та-та-ра!» Пришла почта. У городских ворот остановился почтовый дилижанс, привезший двенадцать пассажиров; .

Стояли два петуха – один на навозной куче, другой на крыше, но спесивы были оба одинаково. Кто же из них лучше, как по-твоему? Скажи, а мы. останемся при своем мнении. Птичий двор был отделен от соседнего деревянным забором, а на том дворе была навозная куча, и на ней рос большой огурец, сознававший, .

I. РУДИ Заглянем-ка в Швейцарию, в эту дивную горную страну, где по отвесным, как стены, скалам растут темные сосновые леса. Взберемся на ослепительные снежные склоны, опять спустимся в зеленые равнины, по которым торопливо протекают шумные речки и ручьи, словно боясь опоздать слиться с морем и исчезнуть. .

Морозило, шел снег, на улице становилось все темнее и темнее. Дело было вечером, в канун Нового года. В этот-то холод и тьму по улицам брела бедная девочка с непокрытою головой и босая. Она, правда, вышла из дома в туфлях, но куда они годились! Огромные-преогромные, последнею их носила мать девочки, .

Вы, конечно, слышали о девочке, которая наступила на хлеб, чтобы не запачкать башмачков, слышали и о том, как плохо ей потом пришлось. Об этом и написано, и напечатано. Она была бедная, но гордая и спесивая девочка. В ней, как говорится, были дурные задатки. Крошкой она любила ловить мух и обрывать у.

Ты ведь помнишь колокольного сторожа Оле! Я рассказывал тебе о двух своих посещениях Оле, теперь расскажу и о третьем, но еще не последнем. Обыкновенно я навещал его около Нового года, но на этот раз взобрался на колокольню в самый «день переезда». Внизу, на улицах, в этот день пренеприятно: всюду сор.

Далеко-далеко, в той стране, куда улетают от нас на зиму ласточки, жил король. У него было одиннадцать сыновей и одна дочь, которую звали Элизой. Одиннадцать братьев-принцев уже ходили в школу; у каждого на груди блистала звезда и у левого бока гремела сабля. Принцы писали алмазными грифелями на золотых .

В числе пассажиров на пароходе находился пожилой господин с таким веселым и довольным лицом, что если не сомневаться в его искренности, то его пришлось бы признать счастливейшим человеком на свете. Да так оно и было — он сам сказал мне это. Оказался он моим земляком, датчанином, и директором странствующей .

Дням недели тоже хотелось хоть разок собраться вместе и попировать. Но каждый из них был на счету, они были так заняты круглый год, что это им никак не удавалось. Им нужно было выждать лишний день, а такой выдается только раз в четыре года – в феврале високосного года; его прикидывают для уравнения счетов. .

Ты знаешь домового. А хозяйку знаешь? Жену садовника? Она была начитанна, знала наизусть много стихов и даже бойко сочиняла их сама. Вот только рифмы – «спайки», как она их называла, давались ей не без труда. Да, у нее был и писательский талант и ораторский; она могла бы быть хоть пастором, по крайней .

Жил-был студент, самый обыкновенный студент. Он ютился на чердаке и не имел ни гроша в кармане. И жил-был лавочник, самый обыкновенный лавочник, он занимал весь первый этаж, да и дом принадлежал ему. А в доме прижился домовой. Оно и понятно: ведь каждый сочельник ему давали полную миску каши, в которой .

Бедняга Йоханнес был в большом горе; отец его лежал при смерти. Они были одни в своей каморке; лампа на столе догорала; дело шло к ночи. — Ты был мне добрым сыном, Йоханнес! — сказал больной. — Бог не оставит тебя своей милостью! И он ласково и серьезно взглянул на Йоханнеса, глубоко вздохнул и умер, .

Каких только сказок не рассказывают своим детям аисты — и всё про болота, да про трясины. Малышам — сказки попроще, оперившимся птенцам — позатейливей. Малышам довольно сказать «фюить-фюить-тю-тю-тю-тю-тю» — они и тому будут рады. А смышлёным птенцам подавай сказку и про семью, и про их болотную родню. .

Отправляемся в Париж, на выставку! Вот мы и там! То-то была поездка — настоящий полет, и без малейшей примеси колдовства: пар мчал нас и по морю и по суше. Мы живем в сказочное время! Теперь мы в центре Парижа, в большом отеле. Лестница вся уставлена цветами, устлана мягкими коврами. Номер наш очень.

Жила на свете одна женщина. У нее не было детей, а ей очень хотелось ребеночка. Вот пошла она к старой колдунье и говорит: — Мне так хочется, чтоб у меня была дочка, хоть самая маленькая. — Чего же проще! — ответила колдунья. — Вот тебе ячменное зерно. Это зерно не простое, не из тех, что зреют у вас .

В школе для бедных, между другими детьми, сидела девочка-еврейка, добрая, развитая и самая прилежная из всех. Но в одном из уроков она не могла принимать участия – в Законе Божием: школа была христианская. Ей позволили в это время учить урок по географии или решать задачи, но она скоро справлялась и .

В лесу росла маленькая, хорошенькая елочка. Стояла она на прелестном месте. Кругом её росло много товарищей: маленьких елей и сосен. Солнце грело ее, воздуху было там вдоволь. Глядя на больших, ей очень хотелось-бы вырасти, чтобы поравняться с ними. Она с нежностью слушала болтовню крестьянских детей, .

В лесу стояла чудесная елочка. Место у нее было хорошее, воздуха и света вдоволь; кругом росли подруги постарше — и ели и сосны. Елочке ужасно хотелось поскорее вырасти; она не думала ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе, не было ей дела и до болтливых крестьянских ребятишек, что сбирали в лесу .

Стояла в лесу этакая славненькая елочка; место у нее было хорошее: и солнышко ее пригревало, и воздуха было вдосталь, а вокруг росли товарищи постарше, ель да сосна. Только не терпелось елочке самой стать взрослой: не думала она ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе; не замечала и говорливых деревенских .

Вот мы и на севере Ютландии, севернее Дикого болота. Тут уже слышится вой моря. Море отсюда близехонько, но его загораживает от нас песчаный холм. Холм этот давно у нас перед глазами, но мы все еще не доехали до него, медленно подвигаясь вперед по глубокому песку. На холме возвышается большое старинное .

Файл globals.h: Файл globals.cpp: Доступ:
Сказки Ганса Христиана Андерсена: про Аистов, про Бабушек, про Братьев, про Девочек, про Детей, про Докторов, про Дружбу, про Ежей, про Жаб, про Класс, про Колдунов, про Ларец, про Лето, про Мальчиков, про Новый год, про Принцев, про Принцесс, про Розы, про Рыбок, про Семь, про Снег, про Старух, про Султанов, про Фей, про Царей, про Цветы.

Этот удивительный писатель, невзирая на трудности жизни, смог показать нам насколько важно – нести свет в душе и делится им с окружающими. Его биография прямое доказательство тому, что какой бы не была окружающая реальность, необходимо смело идти к своей мечте и чувствовать зов сердца. Читать сказки Ганса Андерсена начинают в раннем детстве и продолжают в юности. Ведь в этом возрасте так привлекает волшебство и все необычное, что как раз воплощается в произведениях этого автора.

Творческая биография

Родился Ганс Христиан Андерсен в небогатой датской семье башмачника в 1875 году. Чтению он обучился в возрасте четырёх лет и стал проявлять неуёмную фантазию. Казалось бы, что стать поэтом это его призвание. Однако, повзрослев, Андерсен поставил перед собой цель – стать актером. Собрав небольшие средства, ему удалось перебраться в Копенгаген (1889г.), где он существовал за счет своих друзей. Увы, его мечте не суждено было сбыться. Из-за худощавого телосложения и непривлекательной внешности подмостки театров так и остались не тронутыми. Куда бы он ни обратился, везде его встречали отказом, невзирая на талант. Параллельно неудачам в актерском мастерстве, Ганс увлекся написанием комедий. В дальнейшем это и определило его судьбу, как писателя.

Уже в 20 гг. 18 столетия, Гансом Христианом Андерсеном был издан сборник новелл и пьес «Юношеские опыты». Произведения, вошедшие в сборник, привлекли внимание заслуженного государственного деятеля Дании – Йонаса Коллина. Именно он поспособствовал дальнейшему образованию писателя в гимназии. После её окончания, Ганс сдает экстерном экзамены в Копенгагенский университет по специальности преподаватель.

Обучение в университете позволило Г.Х.Андресену не только оплачивать счета – он обрел возможность путешествовать. Отправившись в путь по Европе, он знакомиться с великими писателя Дюма, Гюго, Гейне и другими. Посещение Англии привнесло в его жизнь единственного близкого друга и соратника Чарльза Диккенса. Также писатель посетил Малую Азию и Африку. Но больше всего ему полюбилась Италия. Эта страна воодушевила юного писателя и в 1838 году публикуется сборник детских сказок, в который вошли: Дюймовочка, «Дорожный товарищ», «Дикие лебеди», «Калоши счастья» и другие. Слава не заставила себя долго ждать.

Популярные сказки автора

Сказки Ганса Андерсена представляют собой поучительные истории. Ярким примером является сказка «Снежная королева». В этом произведение повествование идёт о двух хороших друзьях: мальчике Кае и девочке Герде. Когда Снежная королева забирает с собой Кая, Герда, не испугавшись, бросается на помощь другу, чтобы всеми силами спасти его. По пути девочку ждут различные приключения, после которых она обретет новых друзей. Читать «Снежную королеву» можно в любом возрасте, т.к. её актуальность не подвластно времени.

Не меньшей популярностью пользуется сказка «Дюймовочка». Потрясающая легенда о жизни маленькой девочки, которая появилась на свет из бутона цветка. Какие приключения жду героиню, отчего её историю проникает в сердце и живет с нами всю жизнь… Открыв «Ларец», вы поймете, почему сказки Андерсена пробуждают в людях добро и веру.

Сказка Андерсена «Русалочка», это очень волшебная, добрая и необычная сказка. Смыслом этого произведения является настоящая и сильная любовь, благодаря которой можно вынести все испытания. Что же необычного в этой сказке, спросите вы. Мы ответим – всё! Начиная от сюжетной линии и заканчивая тем озарением, что снисходит на читателя в конце книги: Настоящая любовь – это любовь вопреки.

Безусловно, Андерсен написал множество произведений, и каждая сказка стала бессмертным творением писателя. Благодаря популярности, как в 18 веке, так и в 21, его сказки для детей получили большое количество экранизаций.

Хоть автор и считается детским, но сказки Андерсена читать интересно будет всем – независимо от возраста. Снежные сказки писателя, как дуновение ветра перемен, легко читаются и несут в себе то приятное чувство, которое делает нас счастливыми.

С любовью к великому писателю, Ваш «Ларец сказок».

Была в одной деревне старая усадьба, а у старика, владельца ее, было два сына, да таких умных, что и вполовину было бы хорошо. Они собирались посвататься к королевне; это было можно, — она сама объявила, что выберет себе в мужья человека, который лучше всех сумеет постоять за себя в разговоре. Оба брата .

Японские сказки

Япо́нцы — народ, основное (более 98 %) население Японии. Говорят на японском языке. Японская письменность сложная, частично заимствованная (кандзи), частично созданная самими японцами (две дополняющие слоговые азбуки — каны: хирагана и катакана). В самой Японии эта система традиционно называется «смешанное письмо иероглифами и каной».

На развитие японской культуры большое влияние оказали Китай, а также Корея, через которую собственно и шло в основном культурное китайское влияние. И, опосредованно, Индия.

За кладбищем при храме Сёцанийи, в пригороде столицы, когда‑то стоял одинокий маленький домик, в котором жил старый человек по имени Такахама, По причине его спокойного дружелюбного характера все соседи любили старика, хотя и считали его слегка тронувшимся. Ибо от человека, который выполняет все буддийские.

В давние времена жили в Японии демоны с длинными носами. Называли их тэнгу. Были у тэнгу волшебные веера: шлепнешь по носу одной стороной-начинает нос расти, шлепнешь другой-нос снова коротким становится. Как-то раз три маленьких тэнгу играли в лесу с таким волшебным веером. Шлепали друг друга по носу.

Давным-давно в густых лесах близ города Мацумото жило множество диких зверей. Об этом узнали охотники и стали ходить в тот лес на охоту. С утра до вечера слышались в лесу крики и выстрелы. И с каждым выстрелом зверей в лесу становилось всё меньше и меньше. И, наконец, наступил день, когда из всех зверей .

Было это давным-давно. Барсук позвал улитку пойти вместе с ним на поклонение в храм Исэ (Исэ — местность в Японии, где находится много древних храмов; главный из них называется Исэ.). Несколько дней были они в пути, и, когда подходили к Великому храму, улитка сказала: — Господин барсук, что это мы с.

Когда-то очень давно в местечке Нагаивая, что в префектуре Ойта на острове Кюсю, жила одна старушка. Звали ее о-Цунэ-сан. Страсть как любила она всякие праздники и представления. Вот как-то раз позвали ее родственники на праздник в свою деревню. Обрадовалась о-Цунэ-сан, стала в дорогу собираться. А.

Во времена давние-стародавние стояла у подножия горы Тёфукуяма небольшая деревенька. Сказывали жители тех мест, что живет на вершине горы ведьма-ямамба, страшная-престрашная, злющая-презлющая. Очень боялись крестьяне на гору подниматься. Вот как-то раз взошла над горой Тёфукуяма большая луна. Собрались.

Давным-давно один молодой крестьянин полюбил дочь рыбака. Кра­савица тоже полюбила юношу. День и ночь думали они друг о друге. Однажды, встретив девушку, юноша сказал ей: — Завтра я пошлю к твоему отцу сватов с подарками. Счастливая девушка побежала домой. Но дома её ожидало разоча­рование. В гостях .

Случилось это давным-давно. Как-то раз поздним дождливым вечером шла девушка по имени Ямато с поля домой. А дорога её вдоль деревенского кладбища пролегала. Шла Ямато, шла, как вдруг послышалось ей, будто где-то младенец плачет. Огляделась она вокруг, видит — лежит на заброшенной могиле ребёнок, пригляделась.

Давным-давно жил на свете старик. Страсть как он любил чай пить и всегда сам чай заваривал. Да и за чайной посудой следил с великим тщанием. Однажды зашел старик в лавку, смотрит, на полке чугунный котелок стоит. Старый такой, ржавый. Но у старика глаз наметанный, живо и под ржавчиной разглядел, что.

Много лет назад в городе Киото жили два человека, – два соседа. Один из них был бедный сапожник, другой – богатый хозяин рыбной лавки. С утра до позднего вечера хозяин лавки кромсал и жарил рыбу. Он растягивал её на бамбуковых рогатинах, подвешивал над жаровнями, коптил, вялил, поджаривал. Особенно вкусно .

Давным-давно, когда город Киото ещё был столицей Японии, жила в Киото лягушка. Жила она не где-нибудь, а при храме, в маленьком полу высохшем колодце во дворце. Хорошо ей там было: дно мягкое, липкое, сырое. Но вот наступило жаркое лето. Такое жаркое, что всё кругом повысохло — лужи, канавы, ручьи.

Когда-то давно жили в одной местности две сестры. Старшая была красивая и добрая девочка, а младшая — злая, жадная. Однажды в ясный осенний день младшая сестра сказала старшей: — Сестра, пойдем в горы собирать желуди. — Хорошо, они, наверное, ужо созрели и осыпались. Пойдем пособираем,- ответила старшая.

Жил в деревне Катано крестьянин с женой. Была у них дочка – добрая весёлая девочка. И вот однажды мать девочки тяжело заболела и умерла. А через год отец женился на злой, некрасивой соседке. Мачеха невзлюбила свою падчерицу, постоянно ругала её и заставляла делать самую тяжёлую работу. Как-то летом мачеха .

Эта история старая-престарая. Да и рассказывается в ней о глубоких старцах. Однако и молодым послушать не мешает. Сошлись как-то на рыночной площади десять старцев. У одного борода белая, у другого черная, у третьего полубелая, у четвертого получерная, у пятого ни белая ни черная, у шестого старца борода .

Было объявлено, что казнь совершится в яшийки самурая, Яшийки представлял собой не просто двор: он был похож скорее на сад, вдоль высоких деревянных стен которого живописными группами росли приземистые сосны. Откуда‑то из‑под стены, огибая деревья, вытекал ручей. Извиваясь между камней, он сперва терялся.

В давние времена жил в одном селении бедный старый человек, по имени Ханасака. Около хижины старого Ханасака росло красивое вишнёвое дерево. Как-то утром, когда и солнце еще не взошло, увидел Ханасака у своего дерева тощую бездомную собаку. Добрый Ханасака пожалел голодную собаку, накормил её и оставил .

В одной деревне недалеко от реки жил старый крестьянин. Было у него две дочери. Трудно жилось крестьянину. С утра до вечера ковырял он мотыгой свой клочок земли поблизости от дома. Но земля была так плоха, что урожая не хватало и на полгода. Однажды, когда крестьянин работал на своём поле, к нему подошёл .

Давно-давно жили в одной горной деревушке бедняки — старик со старухой. Очень они печалились, что детей у них не было. Однажды в снежный зимний день пошел старик в лес. Собрал он большую охапку хвороста, взвалил на спину и начал спускаться с горы. Вдруг слышит он поблизости жалобный крик. Глядь, а это .

В давние времена жили старик со старухой. Были они очень бедные, но добрые сердцем. Однажды понёс старик продавать в город дрова. Но тут, как на беду, с утра повалил снег, поля и горы покрылись белой скатертью. «И зачем только я в такое ненастье отправился в город? – вздохнул старик, глядя на небо. – .

Давным‑давно как — то раз настоятель храма Мугениямы решил отлить большой колокол. Чтобы он получился самым громким во всей провинции Тётеме, женщинам прихода предложили помочь в этом святом деле, пожертвовав свои старые бронзовые зеркала на материал для нового колокола. Одна молодая женщина, жена крестьянина.

Давным-давно жили в одной деревушке старик со старухой. Детей у них не было, и они очень горевали об этом. – Пошли нам сыночка, утешь нас! – просили они у Солнца. И Солнце вняло их мольбам. Однажды поутру под персиковым деревом они нашли дитя – мальчика. Правда, это был совсем крохотный мальчик, не больше .

В эпоху Буммей на службе у Хатакеямы Йосимунэ, владетеля Ното, находился на службе молодой самурай по имени Томотада. Родом он был из Эчизена, но еще в детстве его взяли пажом во дворец даймиё Ното. Здесь он постиг науки и воинское искусство под руководством самого высокородного господина. Будучи прилежным.

Однажды священник секты Дзен по имени Мусо Кокуши, странствуя по провинции Мино, заблудился. Дорога, по которой он шел в полном одиночестве, привела его в горы и затерялась в каменных россыпях. Он стал искать кого‑нибудь, кто мог бы указать ему нужное направление, но вокруг были лишь скалы и ущелья.

В Вакегори, одном из районов провинции Ийо, растет очень древнее и знаменитое вишневое дерево. Как у каждого замечательного существа, предмета или явления есть свое имя, так и у него оно тоже есть: Йу‑Року‑Сакура, что означает: «Вишневое дерево, цветущее на шестнадцатый день». Так оно названо потому.

Жил на свете заяц, и было у него заветное желание — море переплыть, на далеком морском острове побывать. Но плавать зайчишка не умел, и лодки у него не было. Думал-думал заяц и придумал. Гулял он как-то раз по берегу моря, увидел акулу и спрашивает: — Как думаешь, акула, у кого больше друзей — у тебя.

В старину, далёкую старину, жил в одной деревне молодой парень по имени Таро. Был он бездельник, каких мало. И к тому же любопытен. С утра бродит по улицам и глазеет по сторонам. Тут новую крышу настилают, там бочку чинят, а вот собака за кошкой погналась. Кошка сидит на дереве, а Таро стоит под деревом. .

В давние времена на берегу моря жил бедный рыбак, по имени Кэндзо Синобу. Однажды в холодный ветреный день в хижину Кэндзо кто-то постучал. Кэндзо открыл дверь и увидел на пороге дряхлого старика. — Позволь мне переночевать у тебя, — попросил странник. — Много раз прошел я без отдыха и вот теперь прошу.

Как-то выдалось лето особенно жаркое. Солнце пекло день за днем, а дождя не было. Наступила жестокая засуха. Высох даже старый колодец в Киото, где жила одна лягушка. Думала она, думала, как ей быть, и решила переселиться в другое место. — Осака, говорят, оживленный город, и море там близко! Хочется .

Давным давно на одном из японских островов жили муж и жена. Жили они в любви и достатке, но не было у них наследника. Каждый год ходили они в храм молить бога, чтоб послал он им сына. «Пошли нам, господи, сына! Не важно, какого он будет роста!» И наконец, бог сжалился над бездетной парой и у них появился .

Давным-давно на дне моря в прекрасном дворце жил морской Дракон со своею женой. Правил он всеми рыбами, и не было в море никого, кто бы не признавал его власти. Но вот случилось так, что ни с того ни с сего заболела жена Дракона и слегла в постель. Уж как ни старались врачи, каких только лекарств ни.

В старом Токио, близ дороги Акасаки, когда‑то существовал обширный, слегка покатый пустырь, который назывался Киино Куницака, что означает Склон Провинции Кии, почему он так назывался, уже никто не помнит. С одной стороны пустыря можно было увидеть старинный ров: глубокий и очень широкий, с крутыми зелеными.

В провинции Тайсю когда-то жил один очень бедный и набожный человек. В течение многих лет он свято исполнял все буддийские обряды и каждый день горячо молил всемогущих богов ниспослать ему удачу. Однажды утром, как раз во время молитвы, в его комнату вошла прекрасная женщина в одеждах желтого цвета.

Случилось это давным-давно. Жили в одной горной деревне старик со старухой. Целый день они трудились, а богатства все не прибавлялось. Вот как-то раз по весне отправился старик в горы хворост собирать. Шел он, шел, пока не попал в лесную чащу. Остановился старик передохнуть. Вдруг слышит — кричит кто-то: -.

Жила в городе Осака одна бедная вдова, и был у неё сын, по имени Тораян. Часто бранила она сына за то, что он первый на свете ротозей, вечно в беду попадает. Посуда у него из рук валилась. Кошелёк сам, без помощи вора, исчезал неизвестно куда. Верёвка вокруг ног оплеталась, грабли по лбу били. А уж.

Давно-давно это было. Жил в одной деревне старик. Ходил он по горам, хворост собирал да продавал его на базаре. Как-то раз нашёл он в лесу красный колпак. Обрадовался старик находке: хоть и дырявый колпак, да ведь у него и такого не было. «В пору ли он мне?» — подумал старик и нахлобучил его на голову.

Отправились как-то обезьяна и краб вместе гулять. Нашла обезьяна по дороге косточку персика, а краб — рисовый колобок. Очень захотелось обезьяне съесть рисовый колобок, вот и стала она упрашивать краба поменяться. Уж и так и сяк она краба уговаривала, пока тот наконец не согласился. Схватила обезьяна.

Жила-была обезьянка, маленькая и глупая. Целыми днями она только и делала, что прыгала с ветки на ветку. — Будь осторожней,- говорили ей большие обезьяны,- так недолго и упасть! Но обезьянка никого не желала слушать. Она забиралась на самые высокие деревья и прыгала на самые тонкие ветки. Как-то раз.

Жил в городе Осака один мошенник. Этот мошенник умел лечить разные болезни. Однажды он узнал, что какая-то женщина ослепла. Мошенник пришёл к ней и сказал: – Госпожа, дайте мне сто иен, и через семь дней вы будете видеть так же хорошо, как видели прежде. Женщина ответила мошеннику: Я заплачу вам не сто, .

Жил на одном острове лентяй. С утра до вечера лежал он в саду и что-то бормотал. — Что ты всё бормочешь? — спрашивали его люди. — Занялся бы луч­ше делом. — Целыми днями читаю я молитвы, умоляя богов избавить меня от бедности, — отвечал лентяй. И вот однажды он узнал, что на соседнем острове живут одноглазые .

Эта грустная история случилась в провинции Мутсу, в тех местах, где когда‑то сквозь зеленые леса, росшие по склонам пологих холмов, текли реки с прозрачной водой. Узкие тропинки пробивались через заросли бамбука и, преодолевая каменистые осыпи, бежали от одной деревни к другой, а вокруг царил покой.

Жили-были в одной деревне старик крестьянин со своею старухой. Жили они дружно в трудах и заботах, но не было у них детей. В горах, поблизости от их хижины жил заяц. Старики полюбили его и относились к нему, как к родному сыну. Неподалеку от них поселился злой Енот, который постоянно вытаптывал поле .

Когда-то очень давно жило на острове Онуяма много-много дождевых червяков. Случилось это как-то раз, когда взошла на небе яркая луна. Озарила она своим светом листья деревьев, заблестела в капельках росы. Обрадовались дождевые червяки, принарядились получше и отправились на праздник — луной любоваться.

Это случилось много-много лет назад. Жил тогда в городе Ниигата, что в провинции Эгисэнь, один молодой человек по имени Нагао Чосэй. Отец его был очень известным врачевателем. По семейной традиции, это занятие, требующее долгого обучения, переходило от отца к сыну в течение многих поколений. Как-то раз.

Жил в одной деревне очень рассеянный человек. Все соседи давно уже забыли, какое имя было дано ему при рождении, и называли его в глаза и за глаза: Рассеянный. Сказал раз Рассеянный своей жене: – Завтра в городе большой праздник. Приготовь мне праздничную одежду: на заре я отправлюсь в город. – Приготовлю, .

Его имя было Рики, но народ прозвал парня Рики‑Бака — Рики‑Дурачок, потому что с рождения он находился в состоянии детства. По этой же причине все были добры к нему и не злились, даже если он, рискуя поджечь дом, клал горящую щепку на матерчатую сетку от мошкары и хлопал в ладоши от радости при виде.

Японские сказки: про Барсуков, про Ведьм, про Девочек, про Добро, про Зайцев, про Колобков, про Ларец, про Лягушек, про Новый год, про Принцесс, про Сестёр, про Старцев, про Хвосты.

Правителями Японии и духовными лидерами нации во все исторические времена являлись императоры (микадо).

Религиозная принадлежность верующих: синтоисты, буддисты, часть — последователи синкретических религий, христиане.

Селения имеют линейную планировку. Традиционный дом — каркасно-столбовой, обычно в 1—2 этажа. Характерны раздвижные стены из рам, оклеенных вощёной бумагой или картоном. Пол приподнят на небольших сваях. Почти полностью он покрыт циновками. Столы, стулья, кресла ставятся только в гостиных. Столы низкие, сидят японцы обычно на коленях, на подушечках. Кроватей нет, спят на циновке, под голову кладут не подушку, а дощечку. Дом обязательно украшен своеобразными картинами, на которых может быть изображение, рисунок, или же надпись (афоризм, цитата). Они называются какэмоно.

Из ремесел популярны изготовление кукол из дерева или бумаги, плетение корзин, ваз, вееров. Характерны своеобразные виды искусства: изготовление из бумаги фигур (оригами), аранжировка цветочных букетов (икэбана).

В изобразительном искусстве японцы достигли большого мастерства в гравюре (классическая японская гравюра).

Национальная одежда японцев называется кимоно — это общий вид верхней одежды, мужской и женский. На нижнюю рубаху — дзюбан, надевается основное кимоно нагаги, подгоняется по росту и закрепляется узким пояском, поверх которого завязывается широкий декоративный пояс оби. На ноги надевают белые носки — таби c отдельным большим пальцем. Летнее повседневное кимоно без подкладки называется юката. Обуви два вида: дзори (сандалии, изготовляемые из соломы, кожи, резины и др.) и гэта — обувь из дерева на двух подставках. В настоящее время японцы в быту носят европейскую одежду. Кимоно можно увидеть на новый год, день совершеннолетия и на японских свадьбах.

Женское кимоно отличается от мужского таким разнообразием кроя и рисунков, покроем рукавов. У женщин рукава служат своеобразными карманами.

Традиционными отраслями хозяйства являются пашенное и поливное рисосеяние. Выращивают также чай, овощи, цитрусовые, развито шелководство и рыболовство. В настоящее время Япония — высокоразвитая индустриальная страна. Не имея своих ресурсов, только на привозном сырье, японцы сумели развить сложные и тонкие отрасли промышленности: машиностроение, электронику и др., — и очень быстро вышли на мировой уровень, создав одну из передовых производящих, технологичных экономик мира.

Много лет назад в городе Киото жили два человека, – два соседа. Один из них был бедный сапожник, другой – богатый хозяин рыбной лавки. С утра до позднего вечера хозяин лавки кромсал и жарил рыбу. Он растягивал её на бамбуковых рогатинах, подвешивал над жаровнями, коптил, вялил, поджаривал. Особенно вкусно .

Сказки Пришвина Михаила Михайловича

Годы жизни: 1873 — 1954

Михаил Михайлович Пришвин — русский советский писатель, получивший известность в основном благодаря произведениям о природе, рассказам и повестям для детей. Родился Пришвин 4 февраля (23 января по ст. ст.) 1873 года в Орловской губернии, Елецком уезде, где находилось их фамильное имение Хрущево-Левшино, принадлежавшее некогда деду, успешному купцу.

Сегодня, разглядывая на снегу следы зверушек и птиц, вот что я по этим следам прочитал: белка пробилась сквозь снег в мох, достала там с осени спрятанные два ореха, тут же их съела — я скорлупки нашел. Потом отбежала десяток метров, опять нырнула, опять оставила на снегу скорлупу и через несколько метров .

Слышал я в Сибири, около озера Байкал, от одного гражданина про медведя и, признаюсь, не поверил. Но он меня уверял, что об этом случае в старое время даже в сибирском журнале было напечатано под заглавием: «Человек с медведем против волков». Жил на берегу Байкала один сторож, рыбу ловил, белок стрелял. .

Я нашёл удивительную берестяную трубочку. Когда человек вырежет себе кусок берёсты на берёзе, остальная берёста около пореза начинает свёртываться в трубочку. Трубочка высохнет, туго свернётся. Их бывает на берёзах так много, что и внимания не обращаешь. Но сегодня мне захотелось посмотреть, нет ли чего .

Когда снег весной сбежал в реку (мы живем на Москве-реке), на темную горячую землю везде в селе вышли белые куры. — Вставай, Жулька! — приказал я. И она подошла ко мне, моя любимая молодая собака, белый сеттер в частых черных пятнышках. Я пристегнул карабинчиком к ошейнику длинный поводок, намотанный .

Наша охотничья собака, лайка, приехала к нам с берегов Бии, и в честь этой сибирской реки так и назвали мы ее Бией. Но скоро эта Бия почему-то у нас превратилась в Биюшку, Биюшку все стали называть Вьюшкой. Мы с ней мало охотились, но она прекрасно служила у нас сторожем. Уйдешь на охоту, и будь уверен: .

Мне попала соринка в глаз. Пока я ее вынимал, в другой глаз еще попала соринка. Тогда я заметил, что ветер несет на меня опилки и они тут же ложатся дорожкой в направлении ветра. Значит, в той стороне, откуда был ветер, кто-то работал над сухим деревом. Я пошел на ветер по этой белой дорожке опилок и .

Лада заболела. Чашка с молоком стояла возле ее носа, она отвертывалась. Позвали меня. — Лада, — сказал я, — надо поесть. Она подняла голову и забила прутом. Я погладил ее. От ласки жизнь заиграла в ее глазах. — Кушай, Лада, — повторил я и подвинул блюдце поближе. Она протянула нос к молоку и залакала. .

Расскажу случай, какой был со мной в голодном году. Повадился ко мне на подоконник летать желторотый молодой грачонок. Видно, сирота был. А у меня в то время хранился целый мешок гречневой крупы. Я и питался все время гречневой кашей. Вот бывало прилетит грачонок, я посыплю ему крупы и спрашиваю: — Кашки .

Раз шел я по берегу нашего ручья и под кустом заметил ежа. Он тоже заметил меня, свернулся и затукал: тук-тук-тук. Очень похоже было, как если бы вдали шел автомобиль. Я прикоснулся к нему кончиком сапога; он страшно фыркнул и поддал своими иголками в сапог. — А, ты так со мной! — сказал я и кончиком .

Собака, все равно как и лисица и кошка, подбирается к добыче. И вдруг замрет. Это у охотников называется стойкой. Собака только стоит и указывает, а человек при взлете стреляет. Если же собака при взлете бежит, это не охота. За одной побежит — другую спугнет, третью, да еще и с лаем пустится по болоту .

Раз было у нас — поймали мы молодого журавля и дали ему лягушку. Он ее проглотил. Дали другую — проглотил. Третью, четвертую, пятую, а больше тогда лягушек у нас под рукой не было. — Умница! — сказала моя жена и спросила меня: — А сколько он может съесть их? Десять может? — Десять, — говорю, — может. .

Можно легко понять, для чего у пятнистого оленя на шкуре его везде рассыпаны частые белые пятнышки. Раз я на Дальнем Востоке шел очень тихо по тропинке и, сам не зная того, остановился возле притаившихся оленей. Они надеялись, что я не замечу их под деревьями с широкими листьями, в густой траве. Но, .

У нас с братом, когда созревают одуванчики, была с ними постоянная забава. Бывало, идём куда-нибудь на свой промысел — он впереди, я в пяту. «Серёжа!» — позову я его деловито. Он оглянется, а я фукну ему одуванчиком прямо в лицо. За это он начинает меня подкарауливать и тоже, как зазеваешься, фукнет. .

В одном болоте на кочке под ивой вывелись дикие кряковые утята. Вскоре после этого мать повела их к озеру по коровьей тропе. Я заметил их издали, спрятался за дерево, и утята подошли к самым моим ногам. Трех из них я взял себе на воспитание, остальные шестнадцать пошли себе дальше по коровьей тропе. .

I В одном селе, возле Блудова болота, в районе города Переславль-Залесского, осиротели двое детей. Их мать умерла от болезни, отец погиб на Отечественной войне. Мы жили в этом селе всего только через один дом от детей. И, конечно, мы тоже вместе с другими соседями старались помочь им, чем только могли. .

Когда я вижу из окна, как пробирается в саду Васька, я кричу ему самым нежным голосом: — Ва-сень-ка! И он в ответ, я знаю, тоже мне кричит, но я немного на ухо туг и не слышу, а только вижу, как после моего крика на его белой мордочке открывается розовый рот. — Ва-сень-ка! — кричу ему. И догадываюсь .

Три года тому назад был я в Завидове, в хозяйстве Военно-охотничьего общества. Егерь Николай Камолов предложил мне посмотреть у своего племянника в лесной сторожке его годовалую сучку, пойнтера Ладу. Как раз в то время собачку себе я приискивал. Пошли мы наутро к племяннику. Осмотрел я Ладу: чуть-чуть .

Мы бродили весной в лесу и наблюдали жизнь дупляных птиц: дятлов, сов. Вдруг в той стороне, где у нас раньше было намечено интересное дерево, мы услышали звук пилы. То была, как нам говорили, заготовка дров из сухостойного леса для стеклянного завода. Мы побоялись за наше дерево, поспешили на звук пилы, .

Расскажу, как было в лесу перед самым дождем. Наступила такая тишина, было такое напряжение в ожидании первых капель, что, казалось, каждый листик, каждая хвоинка силилась быть первой и поймать первую каплю дождя. И так стало в лесу, будто каждая мельчайшая сущность получила свое собственное, отдельное .

Однажды я проходил в лесу целый день и под вечер вернулся домой с богатой добычей. Снял с плеч тяжёлую сумку и стал своё добро выкладывать на стол. — Это что за птица? — спросила Зиночка. — Терентий, — ответил я. И рассказал ей про тетерева: как он живёт в лесу, как бормочет весной, как берёзовые почки .

Как-то вечером к нашему костру пришел дед из ближайшей деревни и стал нам рассказывать о лосях разные охотничьи истории. — Да какие они, лоси-то? — спросил кто-то из нас. — Хорошенькие, — ответил дед. — Ну, какие же они хорошенькие! — сказал я. — Огромные, а ножки тонкие, голова носатая, рога — как лопаты. .

В полднях от горячих лучей солнца стал плавиться снег. Пройдет два дня, много три, и весна загудит. В полднях солнце так распаривает, что весь снег вокруг нашего домика на колесах покрывается какой-то черной пылью. Мы думали, где-то угли жгут. Приблизил я ладонь к этому грязному снегу, и вдруг — вот .

Многие думают, будто пойти только в лес, где много медведей, и так они вот и набросятся, и съедят тебя, и останутся от козлика ножки да рожки. Такая это неправда! Медведи, как и всякий зверь, ходят по лесу с великой осторожностью и, зачуяв человека, так удирают от него, что не только всего зверя, а не .

Мать моя вставала рано, до солнца. Я однажды встал тоже до солнца, чтобы на заре расставить силки на перепелок. Мать угостила меня чаем с молоком. Молоко это кипятилось в глиняном горшочке и сверху покрывалось румяной пенкой, а под той пенкой оно было необыкновенно вкусное, и чай от него делался прекрасным. .

Удивляюсь на раков — до чего много, кажется, напутано у них лишнего: сколько ног, какие усы, какие клешни, и ходят хвостом наперед, и хвост называется шейкой. Но всего более дивило меня в детстве, что когда раков соберут в ведро, то они между собой начинают шептаться. Вот шепчутся, вот шепчутся, а о .

Недолго пришлось нам дожидаться разлива. В одну ночь после сильного, очень теплого дождя воды прибавилось сразу на метр, и отчего-то невидимый ранее город Кострома с белыми зданиями показался так отчетливо, будто раньше он был под водой и только теперь из-под нее вышел на свет. Тоже и горный берег Волги, .

Жулька, моя молодая мраморно-голубая охотничья собака, носится как угорелая за птичками, за бабочками, даже за крупными мухами до тех пор, пока горячее дыхание не выбросит из ее пасти язык. Но и это не останавливает ее. Вот нынче была у всех на виду такая история. Желтая бабочка-капустница привлекла .

Мой легавый щенок называется Ромул, но я больше зову его Ромой, или просто Ромкой, а изредка величаю его Романом Василичем. У этого Ромки скорее всего растут лапы и уши. Такие длинные у него выросли угли, что когда вниз посмотрит, так и глаза закрывают, а лапами он часто что-нибудь задевает и сам кувыркается. .

Ярик очень подружился с молодым Рябчиком и целый день с ним играл. Так, в игре, он провел неделю, а потом я переехал с ним из этого города в пустынный домик в лесу, в шести верстах от Рябчика. Не успел я устроиться и как следует осмотреться на новом месте, как вдруг у меня пропадает Ярик. Весь день я .

У рябчика в снегу два спасения: первое — под снегом тепло ночевать, а второе — снег тащит с собой на землю с деревьев разные семечки на пищу рябчику. Под снегом рябчик ищет семечки, делает там ходы и окошечки вверх для воздуха. Идёшь иногда в лесу на лыжах, смотришь — показалась головка и спряталась: .

Занятна охота на лисиц с флагами! Обойдут лисицу, узнают ее лёжку и по кустам на версту, на две вокруг спящей развесят веревку с кумачовыми флагами. Лисица очень боится цветных флагов и запаха кумача, спугнутая ищет выхода из страшного круга. Выход ей оставляют, и около этого места под прикрытием елочки .

Маленькая дикая уточка чирок-свистунок решилась наконец-то перевести своих утят из лесу, в обход деревни, в озеро на свободу. Весной это озеро далеко разливалось, и прочное место для гнезда можно было найти только версты за три, на кочке, в болотном лесу. А когда вода спала, пришлось все три версты путешествовать .

Через наш большой лес проводят шоссе с отдельными путями для легковых машин, для грузовиков, для телег и для пешеходов. Сейчас пока для этого шоссе только лес вырубили коридором. Хорошо смотреть вдоль по вырубке: две зеленые стены леса и небо в конце. Когда лес вырубали, то большие деревья куда-то увозили, .

В Сибири, в местности, где водится очень много волков, я спросил одного охотника, имеющего большую награду за гражданскую войну: — Бывают ли у вас случаи, чтобы волки нападали на человека? — Бывают, — ответил он. — Да что из этого? У человека оружие, человек — сила, а что волк! Собака, и больше ничего. .

Это известно всем охотникам, как трудно выучить собаку не гоняться за зверями, кошками и зайцами, а разыскивать только птицу. Однажды во время моего урока Ромке мы вышли на полянку. На ту же полянку вышел тигровый кот. Ромка был с левой руки от меня, а кот — с правой, и так произошла эта ужасная встреча. .

Плыву на лодочке, а за мной по воде плывет Хромка — моя подсадная охотничья уточка. Эта уточка вышла из диких уток, а теперь она служит мне, человеку, и своим утиным криком подманивает в мой охотничий шалаш диких селезней. Куда я ни поплыву, всюду за мной плывет Хромка. Займется чем-нибудь в заводи, .

У птиц и зверьков в лесу есть свои этажи: мышки живут в корнях, в самом низу; разные птички вроде соловья вьют свои гнездышки прямо на земле; дрозды — еще повыше, на кустарниках; дупляные птицы — дятел, синички, совы — еще повыше; на разной высоте по стволу дерева и на самом верху селятся хищники: ястреба .

Сказки Пришвина Михаила Михайловича: про Докторов, про Ежей, про Снег, про Солнце.

Отец семейства, Михаил Дмитриевич, получил богатое наследство и ни в чем себе не отказывал. Однажды проиграв в карты, он был вынужден заложить имение и расстаться с конезаводом — нервное потрясение привело его к параличу и смерти. На руках у матери Михаила, Марии Ивановны, осталось пятеро детей и заложенное имение, тем не менее, она смогла исправить ситуацию и обеспечить детям образование. В 1882 г. Михаил — ученик деревенской начальной школы, в 1883 г. его переводят в Елецкую классическую гимназию, однако конфликт с учителем (будущим знаменитым философом В. Розановым) послужил причиной его отчисления.

В 1893 г. Пришвин переехал в Тюмень к родному дяде, крупному промышленнику И. Игнатову, где шесть классов проучился в городском Александровском реальном училище. Бездетный дядя видел в племяннике преемника, но Михаил отказался и в 1893 г. стал студентом химико-экономического отделения Рижского политехникума. За участие в марксистских кружках и революционную деятельность его исключили, и на протяжении 1898-1900 гг. он жил в родном Ельце в статусе высланного.

В 1900 г. Пришвин уезжает в Германию, где до 1902 г. учится в Лейпцигском университете (агрономическое отделение) и возвращается домой с дипломом инженера-землеустроителя. Его трудовая биография началась с должности земского агронома в Клинском и Луганском уездах; работал он и в агитационной лаборатории, в Петровской сельскохозяйственной академии, был секретарем у крупного чиновника в Петербурге. В это время появились в печати его первые труды, посвященные сельскому хозяйству.

Первое литературное произведение — рассказ «Сашок» — было опубликовано в журнале «Родник» в 1906 г., после чего Пришвин уволился со службы и сотрудничал в качестве корреспондента с различными газетами. Будучи человеком живо интересующимся фольклором и этнографией, Пришвин отправился в путешествие в северные губернии, где изучал культуру местных народов, запечатлевал на бумаге их рассказы, перевоплощая их впоследствии в своеобразные путевые очерки, которые вошли в книги «В краю непуганых птиц» (1907) и «За волшебным колобком» (1908). Таким же образом после поездок по Заволжью, по Казахстану и Крыму были написаны очередные произведения. Пришвин становится известной персоной в литературном сообществе, происходит его знакомство и сближение с А. Толстым и М. Горьким, Д. Мережковским. Именно М. Горький помог Михаилу Пришвину на протяжении 1912-1914 гг. публиковать первое собрание сочинений.

Во время Первой мировой войны Пришвин — военный санитар и фронтовой корреспондент ряда периодических изданий. Когда произошла Октябрьская революция 1917 г., Пришвин работает агрономом, учителем, параллельно ведя краеведческую работу. Работал преподавателем он и в Елецкой гимназии, откуда его некогда исключили; учителем и директором в школе Дорогобужского района, был инструктором народного образования. В 20-ых гг. Михаил Михайлович пишет целый ряд детских и охотничьих рассказов, которые затем стали частью книги «Календарь природы», получившей широкую известность. В 1922 г. Пришвин переехал в Тверскую губернию, в город Талдом. 1923-ий был отмечен началом работы над автобиографическим романом «Кощеева цепь»; в нем он поставил точку в последние дни жизни.

Тридцатые годы были наполнены частыми поездками по всему Советскому Союзу, в которых писатель черпал вдохновение и сюжеты для будущих произведений. Пришвин ездил на Дальний Восток, Крайний Север, странствовал по Центральной России. Подавляющее большинство произведений, которые были опубликованы при жизни М.М. Пришвина, являются описанием впечатлений, полученных от общения с родной природой. По словам Паустовского, Пришвин был настоящим «певцом русской природы», он умел рядовые явления описывать необычайно живописно, почти зримо.

Именно благодаря таким произведениям он завоевал любовь читателя, однако сам писатель главной своей работой считал вовсе не их, а дневники. Их он писал, начиная с 1905 г. до конца жизни, их объем превышает в несколько раз восьмитомное, наиболее полное, собрание его сочинений. Частично они были опубликованы в 1980 г., полностью — в 1990 г., и читательская публика увидела Пришвина совершенно с другой стороны — как человека, объективно относившегося к происходящим в его родной стране общественно-политическим процессам. Как и многие другие представители русской интеллигенции, Пришвин поначалу воспринимал революцию как очищающее начало, старт эпохи с новой степенью нравственности, однако впоследствии пришел к выводу о тупиковости такого исторического пути.

Выводы, сделанные им, поражают смелостью и трагизмом. Например, он говорил о том, что большевизм близок к фашизму. В условиях, когда всех и вся принуждали жить и мыслить коллективно, Пришвин упорно защищал личную жизнь человека, его простые радости и переживания. Через все его дневниковые записи лейтмотивом проходят мысли о том, что человек должен учиться жить полной жизнью, обнаруживать в окружающем его мире доброе и светлое, ценить настоящее.

Скончался Михаил Михайлович Пришвин 16 января 1954 г., был похоронен в столице, на Введенском кладбище.

Годы жизни: 1873 — 1954

Оцените статью
Кошки и собаки на понятном языке для человека на Doktor-Vet.ру