Операция Кристохизм У Собаки Key Hole

Содержание

Хирургическое лечение аневризматических внутричерепных кровоизлияний в условиях регионального нейрохирургического центра (организация экстренной помощи, хирургическая тактика, особенности техники ранних открытых операций)» Ткачев Вячеслав Валерьевич

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Ткачев Вячеслав Валерьевич. Хирургическое лечение аневризматических внутричерепных кровоизлияний в условиях регионального нейрохирургического центра (организация экстренной помощи, хирургическая тактика, особенности техники ранних открытых операций)»: диссертация . доктора : 14.01.18 / Ткачев Вячеслав Валерьевич;[Место защиты: Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова Министерство здравоохранения Российской Федерации], 2016.- 426 с.

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Современное состояние проблемы лечения аневризматических внутричерепных кровоизлияний 17

1.1 Эпидемиология 19

1.2 Клиническая и инструментальная диагностика 20

1.3 Факторы риска клинического течения аневризматических внутричерепных кровоизлияния 23

1.4 Интраоперационные осложнения микрохирургии церебральных аневризм в остром периоде кровоизлияния 28

1.5 Особенности техники микрохирургических операций в остром периоде кровоизлияния 36

1.6 Результаты ключевых исследований по проблеме хирургического лечения церебральных аневризм 42

1.7 Нерешенные вопросы и перспективы их решения 49

ГЛАВА 2. Материалы и методы исследования 59

2.1 Общая характеристика больных 59

2.2 Общесоматическое, неврологическое и скрининговое обследование 60

2.3 Неврологические шкалы и тесты 60

2.4 Компьютерная томография головного мозга 61

2.5 Церебральная ангиография 61

2.6 Магнитно-резонансная томография головного мозга 62

2.7 Хирургические вмешательства 62

2.8 Статистический анализ данных з

ГЛАВА 3 Организация оказания экстренной помощи пациентам с аневризматическими внутричерепными кровоизлияниями при использовании стратегии «раннего недифференцированного лечения» в условиях регионального здравоохранения 64

3.2 Протокол ведение больных с АВК в стационаре первичной госпитализации 65

3.2.1. Первичная госпитализация больных с АВК 65

3.2.2 Обследование в стационаре первичной госпитализации. 65

3.2.3 Оказания консультативной нейрохирургической и лечебно-эвакуационной помощи 65

3.2.4 Организация консультативной нейрохирургической и лечебно-эвакуационной помощи 66

3.3 Протокол ведения больных с АВК в региональном

нейрохирургическом центре 68

3.3.1 Обследование в условиях регионального нейрохирургического центра 68

3.3.2 Протокол КТ исследования головного мозга 69

3.3.3 Протокол выполнения дигитальной субтракционной ангиографии 70

3.4 Тактика хирургического лечения пациентов с АВК в условиях регионального нейрохирургического центра 71

3.4.1 Хирургическое лечение пациентов, находящихся в

компенсированном состоянии (1 – 3 степени по H-H) 72

3.4.2 Хирургическое лечение пациентов, находящихся в

декомпенсированном состоянии (4 – 5 степени по H-H) 73

3.4.3 Хирургическое лечение пациентов пожилого и старческого возраста 73

3.4.4 Хирургическое лечение пациентов с множественными церебральными аневризмами 74

3.4.5 Анестезиологическое обеспечение микрохирургических операций в остром периоде АВК 75

3.4.6 Протокол послеоперационного ведения пациентов в остром периоде АВК 76

3.5 Принципы малоинвазивной микрохирургии аневризматических внутричерепных кровоизлияний 78

3.5.1 Выбор операционного оборудования 78

3.5.2 Выбор операционного доступа 80

3.5.3 Особенности выполнения микрохирургических операций в остром периоде разрыва аневризмы 81

ГЛАВА 4. Особенности микрохирургической техники и результаты операций у пациентов с разрывами церебральных аневризм при использовании стратегии «раннего недифференцированного лечения» 91

4.1 Особенности микрохирургической техники и результаты операций при различной локализации одиночных аневризм 91

4.1.1 Особенности микрохирургии аневризм ВСА 91

4.1.2 Особенности микрохирургии аневризм СМА 113

4.1.3 Особенности микрохирургии аневризм ПСА 122

4.1.4 Особенности микрохирургии аневризм ПМА 134

4.1.5 Особенности микрохирургии аневризм ВББ 141

4.2 Особенности микрохирургической техники и результаты операций у пациентов повышенного хирургического риска 157

4.2.1 Пациенты с множественными аневризмами 157

4.2.2 Пациенты в декомпенсированном состоянии 164

4.2.3 Пациенты пожилого возраста 174

4.3 Особенности выполнения и результаты ранних и ультраранних операций 180

4.4 Заключение к главе 4 193

ГЛАВА 5. Особенности клинического течения заболевания и данных инструментальной диагностики у пациентов, оперированных в рамках стратегии «раннего недифференцированного лечения» 196

5.1 Особенности клинического течения заболевания и данных

инструментальной диагностики в остром периоде АВК 196

5.2 Особенности клинического течения заболевания и данных

инструментальной диагностики у пациентов с различной

локализацией разорвавшейся аневризмы 201

5.2.1 Пациенты с разрывами аневризм ВСА 201

5.2.2 Пациенты с разрывами аневризм СМА 204

5.2.3 Пациенты с разрывами аневризм ПСА 207

5.2.4 Пациенты с разрывами аневризм ПМА 209

5.2.5 Пациенты с разрывами аневризм ВББ 212

5.2.6 Сравнительный анализ групп с различным расположением разорвавшейся аневризмы 215

5.3 Особенности клинического течения заболевания и данных

инструментальной диагностики у пациентов c одиночными и

множественными аневризмами 217

5.3.1 Пациенты с одиночными аневризмами 217

5.3.2 Пациенты с множественными аневризмами 219

5.3.3 Сравнительный анализ групп с одиночными и множественными аневризмами 222 5.4 Особенности клинического течения заболевания и данных

инструментальной диагностики у пациентов с различной тяжестью

5.4.1 Пациенты в компенсированном состоянии 223

5.4.2 Пациенты в декомпенсированном состоянии 225

5.4.3 Сравнительный анализ групп больных с различной тяжестью состояния 228

5.5 Особенности клинического течения заболевания и данных инструментальной диагностики у пациентов различных возрастных групп 229

5.5.1 Пациенты молодого и среднего возраста 229

5.5.2 Пациенты пожилого и старческого возраста 232

5.5.3 Сравнительный анализ больных различных возрастных 234

5.6 Заключение к главе 5

ГЛАВА 6. Ближайшие результаты оперативного лечения пациентов с аневризматическими внутричерепными кровоизлияниями при использовании стратегии «раннего недифференцированного лечения» 240

6.1 Результаты лечения пациентов в зависимости от используемого метода лечения 240

6.1.1 Результаты микрохирургических операций 240

6.1.2 Результаты внутрисосудистых операций 253

6.1.3 Результаты комбинированных операций 264

6.1.4 Сравнительный анализ результатов микрохирургических, внутрисосудистых и комбинированных операций 274

Результаты лечения пациентов с одиночными и множественными аневризмами 277

6.2.1 Результаты лечения пациентов с одиночными аневризмами 277

6.2.2 Результаты лечения пациентов с множественными аневризмами 283

6.2.3 Сравнительный анализ функциональных исходов больных с одиночными и множественными аневризмами 297

6.3 Результаты лечения пациентов с различной тяжестью состояния 298

6.3.1 Результаты лечения пациентов в компенсированном состоянии 298

6.3.2 Результаты лечения пациентов в декомпенсированном состоянии 304

6.4 Результаты хирургического лечения пациентов различных возрастных групп 315

6.4.1 Результаты хирургического лечения пациентов молодого и среднего возраста (моложе 60 лет) 310

6.4.2 Результаты хирургического лечения пациентов пожилого и старческого возраста (от 60 лет и старше) 316

6.4.3 Сравнительный анализ результатов хирургического лечения пациентов разных возрастных групп

3 6.5 Общие результаты лечения 324

6.6 Анализ летальных исходов 333

6.7 Заключение к главе 6 335

ГЛАВА 7. Отдаленные результаты оперативного лечения пациентов с аневризматическими внутричерепными кровоизлияниями при использовании стратегии «раннего недифференцированного лечения» 341

7.1 Результаты клинико-неврологического и инструментального обследования пациентов в позднем восстановительном периоде АВК 341

7.2 Радикальность выключения церебральных аневризм у пациентов,

оперированных в рамках стратегии «раннего недифференцированного

7.3 Заключение к главе 7 346

Практические рекомендации 368

Список сокращений 370

Интраоперационные осложнения микрохирургии церебральных аневризм в остром периоде кровоизлияния

Для оценки общего и неврологического статуса пациентов с АВК широко используются формализованные шкалы, показавшие высокую прогностическую ценность. В основе указанных шкал лежит оценка уровня угнетения сознания пациента, выраженность менингеальных и очаговых симптомов [141, 142, 320, 347].

Ключевым в установлении диагноза АВК является анализ данных инструментальных методов обследования, позволяющих подтвердить факт кровоизлияния, установить его клинико-анатомическую форму, выявить имеющиеся у пациента ЦА, сопутствующие пороки и заболевания сосудистой системы мозга [7, 9, 11, 23, 347 и др.].

Проведение компьютерной томографии (КТ) головного мозга в аксиальных проекциях входит в «золотой стандарт» обследования пациентов с клиникой АВК. По томограммам устанавливается распространенность субарахноидального кровоизлияния (САК), объём внутримозговой и внутрижелудочковой гематомы. Даётся качественная оценка состояния базальных цистерн и желудочков мозга, определяется наличие и распространенность зон ишемии головного мозга и структур ствола, выявляются признаки окклюзионной гидроцефалии и дислокации мозга, что, безусловно, необходимо для определения сроков, объёма, метода и этапности оперативного вмешательства [64, 116, 149, 160, 201, 222, 249, 294].

Для унифицированной оценки выраженности кровоизлияния в базальные цистерны и желудочки широко используется формализованные шкалы, позволяющие прогнозировать исходы лечения пациентов с АВК [83, 102, 104, 112, 130]. Непосредственная визуализация ЦА возможна посредством церебральной (дигитальной субтракционной) ангиографии (ЦАГ), компьютерно-томографической ангиографии (КТА) и магнитно-резонансной ангиографии (МРА) [7, 9, 79 и др.]. ЦАГ остаётся «золотым стандартом» в верификации аневризм [7, 9, 79, 213]. Метод позволяет установить локализацию и индивидуальные анатомические особенности каждой аневризмы, её взаимоотношение с несущими и перфорирующими артериями, определить характер имеющегося артериального спазма и особенности сосудистой анатомии артерий по ходу предполагаемого операционного доступа [51, 90, 93, 191, 196, 240, 284, 356].

В случаях МА анализ ангиографической семиотики помогает идентифицировать аневризму – источник кровоизлияния. На разорвавшуюся аневризму указывают неровность контура и наличие тромбов в полости аневризмы, локальный спазм несущей артерии [11, 23, 344 и др.]. При технической возможности «диагностическая» ангиография может трансформироваться в «лечебную» – выполняется окклюзия аневризмы. Недостатками метода являются: инвазивность, риск расслоения мозговых артерий и повторного кровотечения из аневризмы во время проведения исследования. К прогнозируемым осложнениям ЦАГ также относятся вазоконстрикция и ишемические осложнения во время и после процедуры, формирование тканевых гематом, ложных аневризм и артериовенозных соустий в месте пункции магистральных артерий, риск развития аллергических реакций [54, 84, 85, 97, 167, 181, 183, 188, 203, 239, 355].

Разработка в последние 25 лет неинвазивных методик визуализации сосудов головного мозга посредством КТ и магнитнорезонансной томографии (МРТ) с последующей математической обработкой и графической презентацией произвела революцию в диагностике ЦА [7, 165]. Проспективными исследованиями установлено, что МРА обеспечивает верификацию внутричерепных аневризм с чувствительностью в пределах от 74% до 100% и специфичностью в пределах от 76% до 100 % в сравнении с ДСА [63, 82, 92, 100, 113, 148, 163, 224, 266, 316, 342], трехмерная КТА обладает чувствительностью в пределах от 87,9% до 97%, специфичностью от 95% до 100% [79, 95, 111, 165, 259, 269, 329]. Чувствительность КТА снижается при диаметре аневризмы менее 2мм [56, 57, 165, 260, 300, 329], а МРА – при диаметре аневризмы 3 – 5мм [107, 137, 144], однако, данную точку зрения разделяют не все нейрорадиологи [335, 353]. Имеются сообщения о небольших сериях наблюдений пациентов с САК, у которых аневризмы при ЦАГ не были выявлены, однако обнаруживались при КТА [119, 315, 353]. В остром периоде кровоизлияния наиболее целесообразно использовать КТА, для выявления бессимптомных аневризмоносителей – МРА [89, 95, 168, 269, 291, 329, 338, 339].

Рекомендуем прочесть:  Средства Для Удаления Зубных Камней У Собак

В последние годы высказывается мнение о целесообразности проведении открытых операций на аневризмах, основываясь исключительно на данных КТА или МРА, без проведения ЦАГ [92, 308]. Авторы считают, что качество современных томографов обеспечивает хирурга всей необходимой информацией о числе, локализации, индивидуальных анатомических особенностях аневризмы и несущей её артерии, деталях их взаимоотношений с костными и невральными структурами основания черепа. При этом, сокращаются время обследования пациента и экономические затраты на лечение [95, 133, 145, 174, 298, 176].

Помимо обязательных методов лучевой диагностики, обследование пациентов с АВК может быть дополнено электрофизиологическими методами исследования: электроэнцефалографией, регистрацией акустических стволовых, соматосенсорных и моторных вызванных потенциалов. Указанные методы дают возможность динамической (дискретной или непрерывной) неинвазивной оценки характера имеющегося у пациента артериоспазма, ишемии мозга и функционального состояния стволово-диэнцефальных и корковых структур в предоперационном периоде [26, 27, 134, 193, 195, 275], во время операции [36, 47, 76, 98, 103, 134, 186, 194, 200, 206, 207, 210, 215, 234, 257, 265, 310, 321] и после проведённого оперативного лечения [231, 346].

Работами отечественных и зарубежных авторов убедительно показана высокая прогностическая значимость результатов электрофизиологических методов в остром периоде САК [25, 185, 195, 216, 234, 274, 275, 336]. Доказано, что электрофизиологические методы имеют особое значение при определении хирургом объёма и сроков проведения вмешательства у больных с церебральным артериоспазмом и ишемией мозга, а также при выработке тактики лечения больных с МА в связи с потенциально большим объёмом операционной травмы [24, 26, 185, 216, 234 и др.]

Компьютерная томография головного мозга

Проведение ранних операций при разрывах ЦА является фактором риска развития ретракционных повреждений мозга в связи с особенностями хирургии в условиях внутричерепной гипертензии, отёка и набухания мозга [16, 179, 350]. Наличие у пациента тяжелого внутричерепного кровоизлияния нередко приводит к столь значительному напряжению вещества мозга, что у хирурга полностью отсутствует «свободное пространство» для проведения хирургических манипуляций. В этих условиях даже минимальное воздействие на мозг приводит к его механическому повреждению. В этой связи первостепенной задачей операционной бригады является всеми доступными средствами добиться «релаксации» головного мозга. Уменьшения внутричерепной гипертензии и «релаксации» мозгового вещества можно добиться следующими способами: – уменьшить объём крови, циркулирующей в головном мозге (постуральное улучшение венозного оттока, применение осмодиуретиков, гипервентиляция) [270]; – при наличии у пациента значительной по объёму ВМГ (дополнительного объёма) выполнить её удаление; – уменьшить объём цереброспинальной жидкости; – произвести резекцию паренхимы мозга; – выполнить значительную костную декомпрессию.

Если анестезиологические мероприятия по созданию «мягкого мозга» [270] недостаточно эффективны, оперирующему хирургу необходимо добиться релаксации мозга хирургическими методами. Оптимальным и наименее травматичым методом релаксации мозга при АВК является удаление цереброспинальной жидкости из «резервных внутричерепных пространств» [4, 34, 347]. Для достижения этой цели применяется пять оперативных приёмов: люмбальное и вентрикулярное дренирование, рассечение конвекситальных субарахноидальных пространств и базальных цистерн, вентрикулостомии различных модификаций.

Установка люмбального дренажа для уменьшения напряжения мозга перед основным этапом оперативного вмешательства – один из наиболее известных методов релаксации мозга [87, 271, 288]. К достоинствам метода относится простота и быстрота исполнения. К ограничениям – риск повторного кровотечения из аневризмы в связи с нарастанием градиента гидростатического давления в системе «полость аневризмы – цистернальное субарахноидальное пространство» [166, 262]; опасность аксиального вклинения у пациентов с гемотампонадой базальных цистерн и кровоизлияниями в желудочковую систему при наличии окклюзии системы ликворообращения; риск боковой и аксиальной дислокации у пациентов с большими по объёму супратенториальными ВМГ.

Пункция или дренирование боковых желудочков – широко используемый метод релаксации мозга в остром периоде АВК [15, 146, 157, 256, 270]. К его достоинствам можно отнести возможность выполнения при аневризмах любой локализации. Пункция может производиться как из отдельного доступа, так и из основного трепанационного окна. Мы выполняем вентрикулопункцию из отдельного доступа. Вентрикулярное дренирование позволяет в послеоперационном периоде мониторировать и корригировать внутричерепное давление. К ограничениям метода можно отнести трудность выполнения манипуляция на фоне отёка мозга при наличии узких желудочков или их дислокации. Вентрикулярная пункция малоэффективна при гемотампонаде желудочков.

Рассечение арахноидальных оболочек над конвекситальными бороздами мозга выполняется для достижения начальной релаксации мозга на этапе вскрытия и фиксации лоскута твердой мозговой оболочки [347]. К достоинствам метода можно отнести простоту исполнения и возможность использования при клипировании аневризм виллизиева многоугольника любой локализации. Наиболее эффективна у лиц пожилого и старческого возраста. Методика малоэффективна у лиц молодого возраста с узкими конвекситальными субарахноидальными пространствами, а также при наличии у пациента гемотампонады базальных цистерн.

Диссекция базальных цистерн с одномоментной аспирацией цереброспинальной жидкости является основным методом релаксации вещества мозга при наличии у пациента ЦА, так как поэтапное препарирование цистерн является одновременно доступом к аневризме [157, 225, 347, 351]. Ограничения: методика не позволяет быстро выполнить релаксацию мозга у молодых пациентов с гемотампонадой базальных цистерн. Для выполнения атравматичной диссекции базальных цистерн на фоне отечного мозга требуется значительный опыт и мастерство хирурга.

Под вентрикулостомией нами понимается хирургический прием, обеспечивающий доступ к одному из элементов желудочковой системы головного мозга с целью аспирации ликвора, удаления сгустков крови и создания окольного пути оттока ликвора из желудочковой системы. Для оперативного лечения АВК предложено три типа вентрикулостомий.

Модифицированная вентрикулоцистерностомия третьего желудочка по Стукею – Скарфу (субфронтальная тривентрикулостомия) [15, 55, 179, 305, 351]. При этой операции производится субфронтальный подход к хиазмально-селлярной области. Вскрываются хиазмальная цистерна и цистерна конечной пластинки, перфорируется передняя стенка третьего желудочка (конечная пластинка). Сообщение желудочковой системы с межножковой цистерной создается путем рассечения каротидной цистерны и арахноидальных структур межножковой цистерны в оптико-каротидном промежутке, а не путем перфорации нижней стенки III желудочка, как при классической операции Стуккея – Скарфа. К достоинствам метода можно отнести: доступ осуществляется через естественные щели мозга и одновременно является подходом к аневризмам виллизиева многоугольника, позволяет быстро и эффективно релаксировать мозговое вещество за счет аспирации значительного количества ликвора из желудочковой системы, может безопасно применяться при лечении аневризм виллизиева многоугольника любой локализации за исключением аневризм ПСА с нижним направлением купола и параклиноидных аневризм с верхним и верхнелатеральным направлением купола, когда использование методики сопряжено с риском возникновения кровотечения из купола аневризмы в отсутствии проксимального контроля. Методика позволяет в послеоперационном периоде проводить мониторирование и коррекцию внутричерепного давления посредством устанавливаемого в третий желудочек вентрикулярного катетера [202, 270, 351]. К ограничениям: методика технически сложна в исполнении при значительном напряжении головного мозга и наличии у пациента постфиксированной хиазмы. Эффективность методики снижается при наличии блокады желудочковой системы на уровне отверстий Монро и гемотампонаде третьего желудочка или третьего, и боковых желудочков. Методика малоэффективна у лиц молодого возраста на фоне выраженного отёка мозга, при наличии узких, спавшихся желудочков.

Тактика хирургического лечения пациентов с АВК в условиях регионального нейрохирургического центра

Разработано значительное число микроскопов для нейрохирургии. Большинство современных моделей обеспечивают высокую разрешающую способность, стереоскопичность и высокоинтенсивную освещенность операционного поля, быстроту и точность перемещения оптического модуля микроскопа в пространстве операционной. В аспекте микрохирургии АВК наиболее важной опцией микроскопов является наличие модуля, обеспечивающего проведение интраоперационной флюоресцентной ангиографии – что кардинально меняет радикальность и безопасность микрохирургии ЦА [13, 125]. К важным «техническим новшествам», помогающим хирургу свести к минимуму использование автоматических ретракторов и уменьшить риск ретракционной травмы мозга, следует отнести наличие в комплекте операционного микроскопа манипулятора (джойстика) для управления микроскопом при помощи рта, а также функции «автофокуса» [125]. Данные приспособления повышают степень свободы оперирующего хирурга, позволяют непрерывно работать в операционной ране двумя инструментами, один из которых, помимо прочего, используется для бережной, дозированной тракции вещества мозга.

Микрохирургический инструментарий К микрохирургическому инструментарию, необходимому для проведения открытых операций относятся: система жесткой фиксации головы, краниотом и высокооборотная дрель, автоматический ретрактор, биполярные пинцеты с различной длиной рабочей части и шириной бранш, аспирационные канюли с регулируемым разряжением различной длины и диаметра, арахноидальный скальпель, микроножницы различной длины, диссекторы и зонды для препаровки арахноидальных оболочек, сосудистые микропинцеты для завязывания нитей и микроиглодержатели, клипсонакладыватели. Подбор микрохирургического инструментария в значительной степени детерминирован базовой хирургической техникой, используемой конкретным хирургом и закрепленной в его персональном динамическом стереотипе. Можно выделить четыре базовые микрохирургические техники, используемые в нейрохирургии: 1) микротехника с опорой рук на подлокотники хирургического кресла; 2) микротехника с использованием механических опор для рук («armrest»); 3) микротехника с опорой кистей рук на тело пациента; 4) микротехника без опоры рук. При использовании микрохирургической техники с опорой кистей рук на тело пациента или механических опор для рук («armrest») для комфортной работы возникает необходимость в использовании «линейки» основных конструкционно-сложных микроинструментов: микроножниц, наконечников аспиратора с регулируемым разряжением, биполярных пинцетов. Это объясняется тем, что по ходу вмешательства для сохранения одновременно удобного хвата микроинструмента и опоры кистей, возникает необходимость в смене инструментария [348]. На начальных этапах диссекции используются микроинструменты с малой длиной рабочей части. По мере продвижения в глубину операционной раны, производится замена коротких инструментов микроинструментами большей длины [348]. При работе конструкционно 81 простыми инструментами (зонды, диссекторы, наконечники аспиратора без регулятора разряжения) по ходу диссекции производится изменение хвата инструмента с низкого на высокий, что позволяет сохранить опору кистей рук и удобство работы микроинструментом по ходу всей операции.

Оперируя сидя в микрохирургическом кресле с подлокотниками или работая без опоры рук, необходимости в использовании «линейки» конструкционно-сложных инструментов не возникает. Хирург может использовать один наиболее привычный для него инструмент средней или большой длинны при любой глубине операционной раны, так как по ходу доступа положение инструмента в операционной ране может корректироваться путём перемещения всего кресла относительно операционного стола, регулированием высоты кресла и подлокотников, а также перемещением руки вдоль подлокотника с сохранением опоры рук.

Хирургов, проводящих весь микрохирургический этап операции, работая «на весу» – полностью без опоры рук, немного; по нашему мнению, это тот идеальный стиль, к которому необходимо стремиться.

Помимо правильно подобранного инструментария, залогом успешного выполнения операции на аневризме является наличие в арсенале хирурга всех необходимых временных и постоянных клипс для клипирования аневризмы и средств для интраоперационного гемостаза.

Рекомендуем прочесть:  Способы Лечения Цистита У Животных Собак

Выбор операционного доступа Развитие оперативной нейрохирургии идет по двум направлениям. Первый путь – разработка краниобазальных доступов, при которых осуществляется резекция структур основания черепа с целью подхода к патологическому очагу, с минимальной тракций мозга – концепция «skull base». Второй путь – создание ограниченных конвекситальных и парабазальных доступов с минимальными объёмами костной резекции, быстрых и простых в исполнении – концепция «key hole» [22]. При лечении пациентов с АВК есть место для использования на практике обоих концептуальных подходов [22].

Трудно не согласиться с тем, что операции у пациентов в критическом состоянии с острыми кровоизлияниями из аневризм должны выполняться с максимальным сохранением анатомических структур, лежащих по ходу операционного доступа, и быть предельно короткими по времени [125, 126, 333]. В этой связи нам представляется, что залогом успешной микрохирургии АВК является не догматичное следование канонам «skull base» или «key hole» хирургии, а реализация в своей хирургической работе принципа «разумной достаточности» [126]. В подавляющем большинстве случаев использование больших трепанационных окон и, тем более, обширных резекций костных структур основания черепа при лечении пациентов с АВК не оправдано, как в прочем и преднамеренное использование ограниченных краниотомий, размером не превышающих 3,0 см. Проведенные нами ранее топографо-анатомические исследования показали, что при лечении пациентов с АВК, трепанационное окно должно быть такой формы и размеров, чтобы после рассечения ТМО формировалась операционная рана в виде «щелевидного» эллипса. Наибольший диаметр данного «хирургического эллипса» должен располагаться вдоль естественной щели или борозды мозга, посредством которой осуществляется доступ к патологическому очагу – плоскости операционного действия, а наименьший диаметр — в плоскости ретракции. Достаточным для комфортной работы хирурга является размер трепанационного окна в плоскости операционного действия 3,5 – 6,5 см, и 2,5 – 3,5 см – в плоскости ретракции [41]. Наши представления полностью согласуются с концепцией микрохирургии посредством «замочной скважины» в том виде, в которой её пропагандировал Yasrgill M.G.: «The «key hole» concept, applied to neurosurgery, permits adequate visualization and manipulation of deep lesions through a small fissural or sulcal gap. This approach should not be equated with small openings through the skull. Very small craniotomies limit the surgeon s mobility in the operating field…” [348 c.91].

Особенности микрохирургической техники и результаты операций у пациентов повышенного хирургического риска

В качестве хирургических методов релаксации мозга у больных с одиночными аневризмами ВСА применялись: цистернотомия – у 66 (19%) пациентов, субфронтальная тривентрикулостомия – у 203 (59%), вентрикулярная пункция – у 65 (19%), транскаллезная вентрикулостомия – у 5 (2%), удаление ВМГ – у 2 (0,5%) и резекция мозга – у 2 (0,5%).

Таким образом, при лечении разорвавшихся аневризм ПСА стандартные методы релаксации мозга использовались в 78% случаев, вентрикулопункция – в 19% случаев. В 2% случаев использовалась транскаллезная вентрикулостомия, в 1% случаев для достижения релаксации мозга использовалось удаление ВМГ и резекция базальных отделов лобной доли. При лечении аневризм ПСА использовали следующие последовательности арахноидальной диссекции.

Техника выделения аневризм передней соединительной артерии Ключевые моменты техники: 1) при аневризмах ПСА используется птериональная краниотомия с последующим субфронтальным или транссильвиевым подходом. Межполушарный доступ рутинно не используется. 2) Аневризмы ПСА относятся к «аневризмам срединной линии», доступ к которым может быть осуществлен c двух сторон. Выбор стороны доступа основывается на оценке: – размера и направления купола аневризмы, наличия доминантного A1 сегмента ПМА – для определения возможности проксимального контроля без контакта с предполагаемым местом разрыва аневризмы, – пространственного расположения комплекса «А1 — ПСА — А2 — аневризма» для определения возможности визуализации, выделения и клипирования шейки аневризмы, – используемого метода релаксации мозга, – расположения сопутствующих аневризм каротидного и вертебробазиллярного бассейнов в случаях МА, – правое полушарие мозга является субдоминантым полушарием для большинства пациентов, в этой связи правосторонний доступ при прочих равных условиях является предпочтительным, – удобства для хирурга: для «праворукого хирурга» подход и клипирование аневризм ПСА более удобно при доступе справа [347]. 3) Направление купола аневризмы целесообразно определять относительно сфеноидальной площадки [199, 288]. Аневризмы с куполом, идущим к хиазме, классифицируются как аневризмы с нижним направлением купола, направленные в межполушарную щель – с передним, «вколоченные» между передними мозговыми артериями – с верхним, направленные к терминальной пластинке – с задним направлением купола. Также необходимо выделять аневризмы с комбинированной формой купола. 4) Во избежание интраоперационнного кровотечения при отсутствии ПрК подход к аневризмам ПСА с нижним направлением купола, а также в случаях, когда одна из камер аневризмы с комбинированной формой купола имеет нижнее направление, целесообразно осуществлять со стороны несущей артерии. 5) Комплекс ПСА имеет варианты пространственного расположения, оказывающие влияние на выбор операционного доступа [80, 199, 288, 290]. Выделяют три типа пространственного расположения комплекса ПСА: – без ротации (А2 сегменты обеих ПМА лежат в межполушарной щели во фронтальной плоскости), – ротированный в сторону доминантной ПМА (А2 сегмент доминантной ПМА располагается кзади от А2 сегмента субдоминантной ПМА), – ротированный в сторону субдоминантной ПМА (А2 сегмент доминантной ПМА располагается кпереди от А2 сегмента субдоминантной ПМА). 127 Аневризмы с передним и задним направлением купола лучше визуализируются при наличии пространственной ротации комплекса ПСА, причем аневризмы с передним направлением купола со стороны, в которую развернут комплекс ПСА, а аневризмы с задним направлением купола со стороны противоположной стороне ротации. Аневризмы с нижним направлением купола хорошо визуализируются как с правой, так и с левой стороны при любой пространственной ориентации комплекса ПСА. 6) Наличие у пациента аневризмы с передним, верхним и задним направлением купола позволяет безопасно выполнять релаксацию головного мозга методом субфронтальной тривентрикулостомии, а также выделять прекоммуникантные сегменты передних мозговых артерий с двух сторон с целью раннего ПрК без контакта с куполом аневризмы. 7) Наличие у пациента аневризмы с нижним расположением купола с предполагаемым местом перфорации аневризмы в области конечной пластинки и хиазмы, делает рискованным использование в качестве метода релаксации мозга субфронтальную тривентрикулостомию, как, впрочем, любую тракцию лобной доли, в связи с риском развития кровотечения из купола аневризмы в отсутствии ПрК. У таких пациентов мы рекомендуем в качестве метода релаксации выполнять вентрикулопункцию с последующим трансильвиевым подходом к хиазмально-селлярной области с минимальной тракцией лобной доли.

Резюме: при операциях на аневризмах ПСА с передним, верхним и задним направлением купола возможно безопасное использование любых микрохирургических подходов и хирургических методов релаксации мозга. При выборе стороны операционного доступа при аневризмах указанных анатомических вариантов предпочтение, в первую очередь, отдается стороне, обеспечивающей хирурга наибольшей полнотой визуализации «аневризматического комплекса», удобством выделения и окончательного клипирования аневризмы, а не стороне доминантного А1 сегмента ПМА.

При операциях на аневризмах ПСА с нижним направлением купола наиболее безопасным в качестве хирургического метода релаксации мозга является использование вентрикулярной пункции, а в качестве микрохирургического подхода – ретроградный транссильвиевый подход со стороны доминантного А1 сегмента ПМА. Дистальный контроль кровотечения при аневризмах ПСА осуществляется временным клипированием А2 сегментов обеих ПМА.

Последовательность выделения аневризм передней соединительной артерии птериональным транссильвиевым подходом Выделение аневризмы производится в следующей последовательности (рисунки 19 и 20): 1) Птериональная краниотомия. 2) Хирургическая релаксация мозга. – Рассечение ТМО в проекции цистерны латеральной щели, рассечение начальных отделов цистерны латеральной щели. – Если релаксации мозга не наступает, выполняется вентриклопункция в точках Кохера или Пайна. 3) Интрадуральный этап: – Окончательное вскрытие ТМО в проекции трепанационного окна. – Фиксация лоскута ТМО к мягким тканям. – Ретроградное рассечение цистерны латеральной щели. Идентификация ветвей третьего и второго порядка, бифуркации и М1 сегмента СМА, ранних корковых ветвей СМА, бифуркации ВСА. – Рассечение каротидной цистерны, идентификация устьев ПВА и ЗСА, ипсилатерального зрительного нерва. – Диссекция межножковой цистерны в оптико-каротидном и ретрокротидном пространствах. – Рассечение хиазмальной цистерны, идентификация А1 сегмента ипсилатеральной ПМА, перфорирующих артерий, ипсилатерального зрительного нерва.

3.2.1. Первичная госпитализация больных с АВК 65

Операция Кристохизм У Собаки Key Hole

В отделении сосудистой нейрохирургии московской городской клинической больницы имени Иноземцева делают уникальные операции по удалению доброкачественной опухоли мозга. Хирургическое вмешательство проводит кандидат медицинских наук Реваз Джинджихадзе, руководитель отделения сосудистой нейрохирургии.

Операции выполняются по новой технологии — key-hole. В переводе с английского — «замочная скважина». Что же означает key-hole?

Благодаря быстрому восстановлению пациентов малоинвазивные операции по технологии Key-Hole обходятся дешевле, чем традиционные. Они занимают меньше времени. Но самое главное — их легко переносят даже люди пожилого возраста — а именно они чаще всего оказываются пациентами нейрохирургического отделения, где работает Реваз Семёнович.

Key-hole — надрез всего в три сантиметра

Технологию key-hole Реваз Джинджихадзе освоил несколько лет назад. Если на западе такие операции уже поставлены на поток, то у нас они только начинают внедряться.

В современной хирургии аневризм головного мозга трепанацию черепа проводят по новейшей технологии key-hole. Все манипуляции хирург выполняет через небольшой, всего в три сантиметра, надрез. Операционный шов на голове едва различим. Сергей Трофимов – врач-анестезиолог ГКБ №36 комментирует:

Key-hole это одна из вершин нейрохирургии, которое сейчас придумано вообще в мире. Это минимальная травматизация, это максимально быстро восстановление пациента. В key-hole больше сложностей с анестезиологической частью. Но с другой стороны сложности — это всегда интересно

Удаление аневризмы: нельзя не оперировать

Аневризма сосудов головного мозга. Нарост на стенках артерии, который разрывается под давлением крови. Болезнь, которую большинство людей знают как кровоизлияние в мозг. Есть мнение, что внутричерепные аневризмы атакуют людей, которые ведут нездоровый образ жизни. Злоупотребляют алкоголем, курят, имеют лишний вес. Но на самом деле это не всегда так

Аневризму сосудов головного мозга врачи называют «бомбой замедленного действия». Много лет она может себя никак не проявлять. Пока не произошёл её разрыв, человек ничего не чувствует. А потом падает как подкошенный, схватившись за голову. Как правило аневризмы встречаются у людей на 4-6 декаде жизни. Порой это достаточно активные люди, которые работают активно, занимаются спортом. И для них возникновение инсульта конечно это неожиданность. Именно аневризма стала причиной гибели певца Евгения Белоусова и актера Андрея Миронова.

За последние тридцать лет коварная болезнь значительно помолодела. И стала встречаться в семь раз чаще. Смертность от аневризмы достигает 50 процентов.

За год Реваз Джинджихадзе при помощи таких малоинвазивных операций спасает больше трехсот пациентов. Почти каждый день находится в операционной по пять-шесть часов. Кроме этого в клинике есть много другой работы. А еще надо заниматься наукой, обучать аспирантов и ординаторов. Чтобы всё успеть, из дома приходится выезжать раньше шести. Возвращаться — за полночь. Тяжело и физически и морально. Но другой жизни нейрохирург Джинджихадзе — не представляет.

Рекомендуем прочесть:  Опух Глаз У Кошки Слезиится

Коллеги Реваза Семёновича его работоспобности уже давно не удивляются. Во время учёбы в ординатуре он вообще жил на работе. И считал, что это — нормально.

Высокотехнологичные операции по избавлению пациентов от болезней головных сосудов доктор Джинджихадзе проводит под общим наркозом. Однако травматизация пациентов за счет разреза длиной всего полтора-два сантиметра — минимальная. В реанимационной палате больные находятся несколько часов. И к активной жизни возвращаются уже спустя два-три дня.

История одной пациентки

В отделение нейрохирургии, которым заведует доктор Реваз Джинджихадзе, пациентку Любовь Дмитриевну привезли в бессознательном состоянии, с предварительным диагнозом «инсульт головного мозга».

Внезапная острая головная боль, которую пациенты часто описывают как «самую ужасную боль в жизни» — характерный симптом разрыва сосудов. Для того, чтобы спасти больного, у врачей есть лишь несколько часов. Согласно печальной статистике 40% таких пациентов погибают в течение первых суток — из-за того, что им вовремя не оказали квалифицированную медицинскую помощь. Любови Дмитриевне повезло. В руках хирургов она оказалась всего час спустя после того, как у неё что-то взорвалось в голове…

Реваз Джинджихадзе в тот день уже провел плановую операцию. Отстоял на ногах пять часов. Но не взять срочную больную хирург не смог. Ведь для неё дорога была каждая минута… Пришлось задержаться на работе ещё на четыре часа. Именно столько в среднем длится клипирование.

Все четыре часа, пока шла срочная операция, родные Любови Дмитриевны не находили себе места. Доктор, конечно, отличный, но всё-таки бабе Любе уже давно за семьдесят. В таком возрасте делать трепанацию — огромный риск.

Однако все обошлось. Малоинвазивную операцию пожилая пациентка перенесла хорошо. Когда очнулась от наркоза, голова, конечно, еще болела, но вполне хорошо соображала!

Несколько недель спустя пациентка Ремизова вновь пришла в больницу. На консультацию к хирургу, который подарил ей вторую жизнь на пенсии. Реваз Семёнович с большим трудом разглядел у неё на голове послеоперационный рубец.

По запросу «хирург Реваз Джинджихадзе» поисковые машины выдают тысячи страниц, которые переполнены благодарностями пациентов. Человеку, которому они адресованы – всего 39 лет. Для врача это только начало карьеры… Что говорит сам врач:

Чего хотелось бы? Ну вот хотелось бы двигаться дальше. Не останавливаться. Планов много. У нас много есть еще не решенных проблем в медицине.

В современной хирургии аневризм головного мозга трепанацию черепа проводят по новейшей технологии key-hole. Все манипуляции хирург выполняет через небольшой, всего в три сантиметра, надрез. Операционный шов на голове едва различим. Сергей Трофимов – врач-анестезиолог ГКБ №36 комментирует:

Кастрация кошки через бок. Cat spay by right flank. Docent A.D. Stepanov, ПДАТУ

Доцент кафедры ветеринарного акушерства и хирургии Подольского государственного аграрно-технического университета Степанов А.Д. выполняет овариогистеректомию кошки через правый бок.

Доцент кафедры ветеринарного акушерства и хирургии Подольского государственного аграрно-технического университета Степанов А.Д. выполняет овариогистеректомию кошки через правый бок.

Акции ZoO`key в Москве: каталог скидок на товары

Хотите чтобы ваш питомец-кошка или собака выглядели как на картинке,тогда можете записаться на процедуры в груминг -салон ZoO`key. Что это за салон,что в нем особенного? ZoO`key — это салон,где вашему .

Акции компании ZoO`key на 31 июля 2019

Хотите чтобы ваш питомец-кошка или собака выглядели как на картинке,тогда можете записаться на процедуры в груминг -салон ZoO`key.

Что это за салон,что в нем особенного? ZoO`key — это салон,где вашему питомцу могут предложить широкий спектр услуг высочайшего качества по доступным ценам.Наши специалисты сделают из вашего питомца картинку.Приведут в порядок не только шерстку,но и ногтики.Мы знаем,как сделать вашего питомца красивым и здоровым.

Хотите чтобы ваш питомец-кошка или собака выглядели как на картинке,тогда можете записаться на процедуры в груминг -салон ZoO`key. Что это за салон,что в нем особенного? ZoO`key — это салон,где вашему .

Один шанс из ста. Кого спасло первое переливание крови?

25 сентября 1825 года английским врачом Джеймсом Бланделлом впервые было проведено успешное переливание крови от человека к человеку, что положило начало современной гемотрансфузии. Но путь к той процедуре, которую мы знаем сейчас, был тернистым.

От Гиппократа до Папы Римского

Первые попытки использовать кровь в качестве медицинского средства предпринимались ещё в Древней Греции — Гиппократ предлагал. пить кровь для лечения душевных болезней. Следующие упоминания появились намного позже — в 1492 году итальянские историки описали случаи забора крови у маленьких мальчиков для создания «омолаживающей сыворотки» для Папы Римского Иннокентия VIII. После того, как ватиканским лекарям не удалось повернуть вспять время, эти идеи надолго забыли.

В 1628 год произошёл очередной виток в развитии гематологии — Вильям Гарвей открыл два круга кровообращения, что стало основой для новых экспериментов. При этом у медиков не было ничего из того, что сегодня является залогом успешного переливания, — инструментов забора, средств консервации, а также не были известны основные параметры крови — её классификация по группам и резус-фактору.

Исследование крови. Что такое лейкоциты, тромбоциты и гемоглобин
Считается, что самое первое переливание провёл английский медик Ричард Ловер в 1665 году. Его «пациентами» были. собаки. После серии удачных опытов врач решил опробовать методику и на человеке. Оставалось найти желающих, но тут возникла проблема — сама мысль о таком опыте вызвала сильный протест в обществе. От сотрудничества с лекарем отказывались даже помешанные. Энтузиаста удалось разыскать только в 1667 году — 32-летний мужчина всего лишь за гинею согласился рискнуть ради науки. Ловер зафиксировал письменно итоги эксперимента — он переливал добровольцу кровь от овцы. И есть доказательства, что и через 2 года после процедуры молодой человек был жив и здоров.

В качестве первых инструментов использовались птичье перо (сейчас инъекционная игла), а также пузыри рыб и животных в качестве шприца. Естественно, на фоне таких несовершенств и недоработок, а также пренебрежений правилами антисептики, о которой тогда мало знали, было много неудач. Поэтому в 1670 году власти Франции наложили запрет на эксперименты такого рода, в 1675 году вето поддержал и Ватикан. Но исследователей было не остановить.

В 1825 году научный мир всколыхнула новость о первом удачном переливании крови от человека к человеку. Провёл процедуру молодой врач-акушер Джеймс Бланделл. И хотя в специальной литературе и ранее встречались свидетельства успешных опытов, заслуга Бланделла в том, что он первым детально описал эту операцию и благодаря этому вошёл в историю.

Джеймс Бланделл родился в 1790 году в Лондоне в состоятельной семье, что позволило ему получить отличное классическое образование и дало возможность заниматься делом всей жизни, каковым он считал медицину.

Окончив медуниверситет, Джеймс сам стал преподавать, читал лекции, печатал собственные труды. И, как и многие доктора того периода, специализировался на акушерстве. Именно в этой области он и совершил своё главное открытие.

Впрочем, начинал Бланделл тоже с опытов на животных. Как и его предшественники, британский врач отмечал, что переливание от животных к человеку не получается, как он полагал, из-за разного состава крови и, соответственно, несовместимости. Однако Джеймс всё-таки смог осуществить целую серию удачных экспериментов на животных, после чего решил перейти к гемотрансфузии по схеме от человека к человеку.

К этой идее Джеймс Бланделл пришёл, изучая нередкие в те времена случаи смерти рожениц от кровотечений. Именно тогда он подумал, что жизни пациенток можно было бы попробовать спасти, переливая им кровь. Понятно, что для этого требовалось специальное оборудование, но идея уже созрела.

Первым опытом британского медика стала в 1818 году попытка перелить кровь больному, который умирал от рака желудка. С помощью обычного шприца Бланделл влил пациенту 12 унций крови донора (1 унция равна 28 г). К сожалению, безуспешно — через 56 часов мужчина скончался. Позже Бланделл решил попробовать провести переливание роженице с послеродовым сепсисом. И здесь его ждала неудача. Но этого и следовало ожидать: такие осложнения во времена до изобретения антибиотиков были заведомо фатальными.

Как устроена система кровообращения человека? Инфографика
Доктор тщательно анализировал каждый неудачный случай. Несмотря на то, что медик был ограничен технологиями своего времени и отсутствием необходимой информации, он фиксировал ход всех проведённых манипуляций и их последствий. Так, например, отмечал, что после переливания у человека начинает «теплеть тело, и ему явно становится лучше». Экспериментировал Бланделл и с видом крови — до него использовали артериальную, а он пробовал брать венозную.

. 25 сентября 1825 года его коллега Уоллер, работавший с ним в одном госпитале, позвал Джеймса на помощь — в палате от истощения после открывшегося родового кровотечения умирала молодая женщина. Муж пациентки находился рядом и сказал, что готов на всё, чтобы спасти жизнь жены. Это и решило дело. Бланделл взял у супруга кровь шприцем и тут же перелил роженице. Процедуру пришлось повторить несколько раз. Пару часов пациентка находилась между жизнью и смертью, однако чуть позже стало ясно, что эксперимент прошёл успешно — ей стало легче. Хотя, как впоследствии предполагали некоторые специалисты, её шансы выжить были близки. к 1 из 100. Бланделл её наблюдал ещё некоторое время после выздоровления и подробно описал этот опыт в научных статьях.

Следующие 8 процедур также были осуществлены Бланделлом для спасения рожениц, и последние 4 оказались успешными. Донорами выступали мужья пациенток, а также их лечащие врачи-хирурги. Объём перелитой крови колебался в пределах от 4 до 14 унций.

В итоге только через 7 лет после первой неудачной попытки Бланделл смог добиться устойчивых результатов и даже изобрёл необходимые аппараты для переливания. При этом он первым описал и симптомы посттрансфузионных осложнений — дрожь в теле, беспокойство, тошноту, боль в животе.

В 1628 год произошёл очередной виток в развитии гематологии — Вильям Гарвей открыл два круга кровообращения, что стало основой для новых экспериментов. При этом у медиков не было ничего из того, что сегодня является залогом успешного переливания, — инструментов забора, средств консервации, а также не были известны основные параметры крови — её классификация по группам и резус-фактору.

Оцените статью
Кошки и собаки на понятном языке для человека на Doktor-Vet.ру